СПАСТИ МОРГАНА ФРИМЕНА

 

Я, кстати, еще вчера спрашивал себя: «А что у нас голливудские звезды затаились? Почему никак не участвуют в международных разборках?» Ведь американская звезда – это не просто звезда или какой актеришка, это одни из самых богатых и влиятельных людей, находящиеся на передовой мирового многомиллиардного бизнеса.

Вообще, если честно, это даже не люди, а институты. За каждым стоят определенный статус, репутация, имидж, харизма и достаточно большой капитал вместе с обслуживающим персоналом этого капитала. Никого в результате не удивляет, что иная американская звезда спокойно и достойно становится то президентом, то губернатором, а потом снова уходит в звезды, как ни в чем не бывало. Западные звезды — это люди с философией, биографией, за ними толпами ходят личные биографы и телохранители, а диктаторы диких тоталитарных стран гордятся знакомствами с ними. Можно только диву даваться, почему эти звезды не ездят в каких-нибудь членовозах и не заседают в каких-нибудь западных «политбюрах», а чертовски хорошо работают. Цельный ненормированный рабочий день играют и гангстеров, и бедняков, и инвалидов, и людей труда, и безработных, а не одних только начальников — ленинов и председателей колхозов (ныне —николаев вторых), как это делал бы советско-российский киноавангард, достигни он такого могущества.

Но в последнее время, особенно после разгрома Демократической партии, американские звезды как-то сникли. Как и мы тут, в России, многие, кажется, тоже ушли во внутреннюю эмиграцию — с тем лишь отличием, что, наверное, в более веселую и где-нибудь на виллах в Майями. Появились, впрочем, и штрейкбрехеры, вроде Оливера Стоуна, побежавшего к победительному врагу за сомнительным гонораром — прямиком в офис КГБ. (В кино такое специально не придумаешь, критики скажут, что «клюква»!) Но вот за весь звёздно-актерский цех выступил Морган Фримен с видеообращением в модном ныне сетевом жанре.

Смысл самого Фримена в том, что он — мудрый черный и честный харизматичный старик. Смысл обращения Фримена — что на Америку, а на самом деле на весь Запад, на весь цивилизованный мир напала некая криминально-хулиганская корпорация, вроде сомалийских пиратов, только лишь названием промаркированная как государство Россия. Фример призвал с этим внимательно разобраться, сказать правду о прошедших в Америке выборах и сделать соответствующие выводы. При этом он говорил просто, не стесняясь простоты своих фраз, оттого доходящих до чакр самого распоследнего российского депутата.

И тут возник такой парадокс. Если бы то же самое сказал какой-нибудь политик… или Ходорковский, или Навальный… в России просто пожали бы плечами. Право, как можно серьезно отвечать «капитану очевидность»? Мы и так все это знаем. У нас памятник изобретателю русского автомата практически вчера поставили в центре Москве — в пиджачке и с шмайсером — пугать иностранных гостей столицы. Чтоб знали, сволочи, что у нас является настоящим культурным брендом, вечным и единственным! У нас военные учения идут на западной границе под говорящим названием «Запад» — чтоб знали, гады, куда пойдем в случае чего и в ближайшее время. А в Думе у нас пьют шампанское, когда в Америке отчего-то вдруг начинается хаос после сливов невесть кем изготовленных компроматов. Чтоб тоже знали, кому ордена выдавать, которые хранятся в специальных сейфовых ящичках и никому до времени не показывают. Тому, чья служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд, как будто не видна.

У нас сережи марковы в святой простоте рассказывают по радио на весь мир про мягкую и грубую силы и как их надобно чередовать за границей. А мидовские марии захаровы делятся секретами о том, что они собираются проделать с пресловутой однополярностью, то есть полярности к ней прибавлять. БУКами и теми же «калашами».

Иными словами, от политиков можно отбрёхиваться лишь по инерции. Я — не я, и лошадь не моя.

На одного критика вылить ушат помоев. Другого — просто замолчать. Третьего, как Стоуна, купить. Четвертого — запугать. А захоти то же самое сказать президент маленькой страны, вроде Грибаускайте, можно гордо выйти, показав спину пиджака, жаль — не голую задницу. Потому что наши люди, конечно, люди открытые, но все ж не настолько. «Смотри на меня, ты глаза-то не отводи, что ты глаза отводишь?» — как метко отбрил британца однажды Володя Сафронков.

Но с Фрименом такое не очень проходит. У Фримена аудитория как сотня стран и несколько миллиардов человек. Если кто-то захочет из этой аудитории выйти, его просто не заметят, разве что попросят подождать в коридоре, пока Фримен не закончит. Фримена не запретить, как «Матильду», он на прокат в двух с половиной кинотеатров в России даже и не претендует. И не вырезать из фильмов, как Савелия Крамарова. С Крамаровым-то было трудно – паршивец наследил в эпизодах практически всего советского кино. А с Фрименом будет еще труднее – придется в качестве контрсанкций тогда и весь Голливуд запретить. С помидорами, помниться, такое прокатило, но зрелищ у народа даже Нерон не рисковал отбирать.

Только этим можно объяснить, почему вся российская кинознать принялась Фримена… защищать. Выбрав единственно приемлемую в наших условиях лоялистскую линию защиты. Мол, Фримен — старый, практически невменяемый чудак с Альцгеймером, не ведает, что творит. Люди добрые, не обращайте внимания на Фримена, актера второго плана. Простим ему, товарищи чекисты.

Об этом говорит и Марк Захаров, в бытность смелым ставивший и «Тень», и «Дракона» — как будто про наши времена. Об этом говорит и Мария Захарова (упаси бог, совершенно не родственница Марка Захарова), мол, «Фримена подставили…», а сам-то он ни сном, ни духом. Сергей Марков о Моргане Фримене на «Эхе»: «Многие актеры как аналитики глуповаты». В смысле чего с них взять, несут не знают что. Не то, что я — Сережа Марков. Мудрый Говорухин, который когда-то знал, как жить нельзя, предложил не оспаривать глупца. (В этом месте все сильно задумались.) Но лучше всего выразилась прогрессивная Канделаки: мол, Фримен — второплановый актер, вроде Панина, «его мнение останется просто мнением», а мнения мы знаем, куда в России обычно запихивают. Так что не будем в ответ хамить.

Конечно, кто-то обо всех вышеперечисленных скажет: «Да ведь это только куклы из кукольного театра Карабаса-Барабаса, того, кто Тень и Дракон». Но нельзя отрицать и прогрессивную роль этого жалкого хора. Ведь таким образом они спасают для россиянского кинозрителя американское кино.

Хотя, надо сказать, с сыром и помидорами подобная стратегия не очень удалась.