«А когда человек интеллектуал, это в каком месте болит?»

0
415
 4

ВСЕГДА ПРИЯТНО ВСТРЕТИТЬ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЕТ В ПОЛИТИКЕ.

ДРУГИЕ И Я
———-
Не связано ли такое количество запросов в друзья со вспышками на солнце? Если б не лимит на добавление в друзья, я бы всех попринимал. Но, увы… Очень сожалею.
Вчера плакал над сериалом «Энн из Зелёных Крыш» и думал, какой же я всё-таки хороший человек.

ОДНА В ДОМЕ
———-
Я понимаю, что в мире всё достаточно тревожно. Не буду перечислять, сами знаете. Понимаю и сочувствую. Но зачем было ломать ложечку для обуви? Буквально напополам. Единственную в доме. Длинную, чтобы не нагибаться. Это ж какую силищу надо приложить! Марина, это я к тебе обращаюсь! В доме, конечно, много разных маленьких ложечек для обуви, увезённых из разных гостиниц. Но не то это. Всё не то. А так-то я очень сочувствую международной обстановке. И внутри страны тоже.

ОКАЗЫВАЕТСЯ, В КИТАЕ НЕТ ФЕЙСБУКА. ЧЕМ ЖЕ ОНИ ТАМ ЗАНИМАЮТСЯ С УТРА ДО ВЕЧЕРА?

ИЗБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ С ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМИ
———
Надо что-то добавить к предыдущему посту. Мне один человек из Берлина написал, что я мерзавец. Представляете, из самого Берлина! А сам он из Днепропетровска. Теперь — Днепр. Почему я мерзавец и что я ему сделал, он не написал. Стал я думать, написал бы я кому-нибудь, что он мерзавец, если бы я жил в Берлине. Нет, ни за что! Я бы всё время ходил в Дрезденскую галерею, пил бы пиво и ел настоящую колбасу. Есть же совершенно не ленивые люди. Я не такой.
А ещё, пользуясь случаем, хочу сказать, раз уж пишу, что у нас испортился холодильник. Совсем. И не подлежит. Без холодильника очень грустно. Обещали сегодня привезти, но не сказали когда. Очень, друзья, сложно всё. Надо стричься и многое другое.

КОНСТАНТАНТИН БОРОВОЙ
———
Тут на этом месте стоял видеоблог Константина Борового, посвященный моей скромной персоне. Он сам здесь его разместил. Меня спросили, что я об этом думаю. Я об этом ничего не думаю, потому что я его не открывал. Убрал, не открывая. Не люблю такие вот несанкционированные вторжения. Могу лишь сказать, что меньше всего я думаю о Константине Натаныче. За исключением тех редких случаев, когда он сам вдруг здесь о себе напоминает. Подумаю немножко и опять перестаю. Вообще думать о том, что о тебе думают другие, совершенно пустое занятие. Вот вам мой наказ, дети мои!

ПОЗВОНИЛИ ИЗ КИТАЯ
——
Сказали, что были в мавзолее Мао Цзэдуна. Надо же! Вторая экономика мира! А вот если б захоронили, то были первой.

МЫСЛИ
——-
С мыслями часто бывает так. Видишь какую-нибудь чью-то мысль и сразу думаешь, разве это мысль? Не мысль, а просто чушь собачья. И только когда видишь подпись, что это, оказывается, сказал Леонардо да Винчи или Шопенгауэр, до тебя доходит, насколько это гениально.

ДОМА!

——-
Ехал, ехал и наконец доехал. Воздух хороший. Осенний. Спросите меня, хочу ли я путешествовать? Нет, не хочу. Буду ходить по лесу с ножиком, грибы собирать. В аэропорту Тивата народу было не протолкнуться. Люди, когда собираются вместе, производят неприятное впечатление. Сесть негде. Увидел свободное место, кинулся к нему, но тут же женщина поставила на него сумку, И, конечно, золотая цепка на шее. А как же без нее?! Сумка стояла долго, пока не пришёл мужчина, сел на место сумки и стал есть грушу. И, конечно, тоже золотая цепка. Вдобавок зовут Коля. Потом опять ушёл, наверное, за новой грушей, и сумка вернулась на прежнее место. Лучше бы его звали Петей.
Впечатлений много и все они отвратительные. Кроме пива, которое мы купили по дороге из аэропорта. Не хочу больше путешествовать. И отдыхать не хочу. Я не устал.

ПОЛЬША
——
Я ничего не понимаю в Польше. Мне всё нравилось. Мне нравилось польское кино. Вайда. «Пепел и алмаз». Збигнев Цыбульский. Мне нравились «Водка выборова», духи «Пани Валевская» и магазин «Ванда» на Петровке. Мне нравилось всё. И даже, что поляки приезжают в СССР торговать свитерами.
«Курица не птица, Польше — не заграница», — повторяли, посмеивались.
«Много амбиции, мало амуниции», — и это тоже.
Говорят, что в Германии польские яблоки в большом ходу. И польская колбаса.
Пишут, что Польша потребовала репарации с Германии.
Что это с Польшей?

МИХАИЛ БРУК
——
Живёт такой в бывшем городе Ленинграде. Ныне сами знаете где. Уверяет, что он общественник. За что-то он там общественно выступает. Он всё время хочет, чтобы я умер. Не знаю, чем я заслужил такой чести. Требует, чтобы я покаялся в грехах. Не говорит, в каких именно. Молчит. Может, он типа священник. Может, он там за что-то там адвентист субботник. Общественник. Счас спою. «Вот умру я, умру я, похоронят меня. И никто не узнает, где могилка моя.»

ГРАЖДАНЕ ПОСТОЯННО СПРАШИВАЮТ МЕНЯ, ВЫПИЛ Я ИЛИ НЕ ВЫПИЛ? ДА, ВЫПИЛ. ТАК И ВЫ ТОЖЕ ВЫПЕЙТЕ! Я, ЧТО ЛИ, ВОЗРАЖАЮ?

 4