Под зонтом

1
614
 10

Кроме меня самой, у меня есть только один враг. Это зонт. Любой конструкции, механизма, фирмы-производителя и расцветки. Все те, кто на мне когда-то не женились, и даже моя первая учительница — просто милашки по сравнению с этим невъ@бенным изобретением человечества.

В семье созрел социальный заказ. Супчик с потрошками. Это совершенно не важно, что полный холодильник. Это совершенно не важно, что идет дождь. Вот с потрошками и всё. Видимо, недавно показывали «Место встречи изменить нельзя». В такую погоду даже дог-хантер не выгонит собаку на улицу, поэтому в магазин я пошла без Тоши.

Неприятности начались прямо сразу. Он не открылся от слова совсем. Наконец вся мокрая с ног до головы, с прищемлённым пальцем, я как-то справилась с адским механизмом.

Купол выстрелил и задел старушку — божьего одуванчика, которая по уровню последующей полемики, видимо, всю жизнь или сидела, или охраняла, и вышла в люди только для встречи с мои зонтом.

Дошла я до магазина. Витиеватость выражений пожилой леди придала мне ускорения. И тут он не закрывается. Вот нет и всё. А мы помним, что мне нужны потрошки. Я нажала на все кнопки тем самым прищемленным пальцем. Ничего.

На такую стену непонимания я последний раз наталкивалась в диалоге с врачом, который хотел мне запретить выпивать. Правда последний сдался под напором неоспоримых фактов. Зонт оказался прочней.

Я плюнула и прошла прямо под зонтом прямо к мясному отделу, но мы с ним застряли в проходе у кондитерского, у прилавка которого корпулентная дама, центнера два веса, выбирала огромный торт. Выбирала придирчиво, так чтобы наверняка, чтобы похудеть сразу.

И тут зонт закрылся и всё, что было на куполе закапало прямо в дурацкие кремовые розочки, от одного вида которых у меня выросла ж@па в реальном времени.
Как они на меня орали – и продавщица кондитерского и дама. Казалось бы догма «все толстые добрые» была разрушена в один момент. Но я кое- что почерпнула от старушки. Поэтому постаралась не дать себя обидеть, или по крайней мере сохранить хоть какое-то чувство собственного достоинства. Спасла меня продавщица из винного отдела. Она отпихнула тетку, взяла меня за руку и сказала:
— Вы наверное ко мне за джином? Как раз привезли.
И увела меня из этого вертепа, полного недоброжелательных людей. И из мира, где капля воды, может обидеть чувства верящих в то, что этот торт предназначен в пищу.

Домой я вернулась вся мокрая, без потрошков, но с бутылкой джина. Зонт оставила около подъезда.

Алкоголь спасет мир.