«В худшем — всё уйдет на войну, в том числе, и с вами…»

И вдогонку к делу Кирилла Серебренникова о важном. О том, позволительно ли порядочному человеку брать деньги у государства.
Тут есть два важных момента.
Первое. Нет никаких денег государства. Есть наши с вами налоги, которые с нас берут в любом случае. Есть налоги с нефти, газа и прочего сырья, которые тоже (см Конституцию — недра принадлежат народу) наши. На эти деньги воюют в Донбассе и Сирии, кормят омоновцев, дарят их Асаду, Мадуро и Лукашенко, на эти деньги государственные мужи строят себе дворцы и яхты, покупают самолёты, чтобы возить своих домочадцев, б*дей и собачек на свои виллы. В общем, на эти деньги делается много чего плохого и ужасного. Но их так много, что что-то остаётся и на культуру.
И тогда этот остаток можно потратить на создание очередного памятника Сталину или Грозного, на очередной помпезный фильм придворного режиссера или патриотическую постановку, к примеру, по сценарию Поклонской. А можно на что-то менее кондовое, а иногда даже и вполне мировой мейнстрим, которым можно гордится.
Воля ваша, может, вам и не близки Серебренников, Сокуров или Учитель, но отказывая им в праве творить на ваши деньги, вы априори соглашаетесь иметь вместо них Михалкова, Георгиева и Прилепина. И это в лучшем случае. В худшем — всё уйдет на войну, в том числе, и с вами.
Второе. Могут ли те же Серебренников или Сокуров творить без денег государства? Конечно. Им вполне под силу собрать деньги мировых меценатов, даже просто получить деньги другого государства — Германии, к примеру.
Но надо понимать, что кто платит, тот и получает зрелище. И, скорее всего, в этом случае спектакли Серебренникова, фильмы Сокурова или Учителя вы никогда не увидите. Их покажут там, где они были профинансированы.
Вы готовы к тому, что останетесь без высокой культуры? Собственно, именно это, боюсь, теперь и произойдет: вряд ли кто-то из российских творцов мировой величины теперь рискнёт связываться с российским бюджетом. Это правда то, чего вам хочется?