«До какой степени непредсказуемости и даже озверения может дойти…»

1
855
 6

Кризисная ситуация вокруг КНДР рано или поздно завершится, но вероятность того, что её исходом будет обмен реальными ядерными ударами или даже применение сил общего назначения (conventional forces) против Северной Кореи и ответный удар по Сеулу, на мой взгляд, невелика. Тем не менее этот кризис будет иметь далеко идущие и долговременные последствия, в том числе для России.

Северная Корея (которую приходится называть КНДР, хотя это, разумеется, не народная, не демократическая и не республика) – это, пожалуй, единственное государство в мире, обладающее неограниченным суверенитетом. Согласно формулировке В.В. Путина (данной, правда, по совсем другому поводу), любое государство, связанное союзами, договорами или иными обязательствами, полного суверенитета не имеет.

Так вот, КНДР, вышедшая в 2003 году из Договора о нераспространении ядерного оружия, а в другие договоры не вступавшая вообще, является в этом смысле «идеалом суверенной государственности». Создав и испытав ядерное оружие и ракеты различной дальности (способность которых нести ядерные заряды, правда, сомнительна), она может «посылать подальше» практически любую страну, предъявляющее ей те или иные требования или хотя бы претензии.

В зависимости от различных обстоятельств, в том числе эмоционального и даже психического состояния лидера страны, это может вести к различным последствиям. Вплоть до конфликта, который поставит под угрозу жизнь миллионов жителей Сеула, находящегося в пределах дальности северокорейской ствольной артиллерии.

До какой степени непредсказуемости и даже озверения может дойти очередной Ким, не знает никто. Поэтому политика США как главного гаранта безопасности Южной Кореи (Корейской Республики, которой рано или поздно, пусть даже неохотно, придётся взять на себя ответственность за всю страну) на протяжении последних десятилетий отличалась крайней осторожностью.

Использовались все средства нормального дипломатического арсенала – резолюции ООН, переговоры, санкции, гуманитарная помощь и т.д., но безрезультатно. Наконец, на днях Дональд Трамп решил применить, вообще говоря, не разрешенное международным правом средство – угрозу применения силы.

Можно ли применять такое средство против очевидно опасного для мира режима – большой вопрос, который давайте пока оставим в стороне, слишком он сложен. Важнее другое – что за этим последует. На этот вопрос ответить нелегко, особенно дилетанту, то есть мне. Но всё-таки за время работы на госслужбе я, как мне кажется, кое-что узнал и кое-что понял, и поэтому позволю себе некоторые предположения.

Угроза КНДР пустить ракеты в сторону Гуама – пустышка. Какую-то болванку бросить, конечно, можно, но плюхнется она в десятках километров от цели (думаю, любой человек представляет себе, какое количество испытательных пусков необходимо для отработки ракет даже малой дальности) и ядерного заряда на ней не будет (опять-таки, понятно, сколько нужно «опытов», чтобы миниатюризировать ядерный боезаряд).

Так что население Гуама может спасть спокойно. Дональд Трамп в этом смысле абсолютно прав.

Но – одновременно с этим успокаивающим звонком гуамскому начальнику Трамп устраивает истерику и сеанс угроз в адрес КНДР. При этом чуть подрастает его рейтинг, волнуются южнокорейцы, гадают на кофейной гуще СМИ и союзники США, что-то пытается высказать российская дипломатия, ну и в целом какой-то сумбур вместо музыки на международной арене. Вечные вопросы – кто виноват и что делать – волнуют людей доброй и недоброй воли.

Думаю, особенно волноваться в ближайшей перспективе не стоит. Войны не будет – не только «третьей мировой», но даже региональной. А последствия будут обязательно.

Главное из них – ускорение работ по противоракетной обороне. Разработки в этой области в США зашли уже далеко, теперь на них будут выделены дополнительные средства. Будут изыскиваться новые варианты их развёртывания, на суше, на кораблях и кто знает где ещё.

При этом реальность угрозы вряд ли будет решающим фактором, достаточно будет привести пример великого вождя чучхе, чтобы Конгресс США выделил необходимые средства. А дальше всё будет зависеть от научно-технических возможностей Америки, которые сейчас гораздо больше, чем тридцать с лишним лет назад, когда наш генштаб устроил первую истерику по поводу рейгановской Стратегической оборонной инициативы (не очень-то реальной).

Итак, товарищ Ким Чен Ын подложил нам и всему миру большую свинью, сделав фактически неизбежным новый раунд гонки вооружений в области, где её худо-бедно удавалось избежать. Думаю, что те, кто в последние годы старательно срывал переговоры и любую возможность российско-американского взаимопонимания по ПРО, должны сейчас как минимум задуматься. Компромисс по проблематике стратегической стабильности был при ненавистном Обаме возможен. Сейчас – вряд ли. Остается «запасаться попкорном».

 6