Опровержение лжи

0
384
 2

Павел Палажченко (на фото — в центре):

Из моей переписки

Уважаемый г-н Сайн!
Утверждение г-на Бабурина о том, что М.С. Горбачев встречался на Мальте с Бушем один, без помощника и переводчика, является ложью. К сожалению, Ю.А. Квицинский, на которого ссылается Бабурин, умер и не может опровергнуть приписываемое ему утверждение. В своих книгах Квицинский ничего подобного не писал.
Я как переводчик М.С. Горбачева, находившийся с ним на протяжении всего его пребывания на Мальте, опровергаю это утверждение.
Все остальные утверждения о встрече на Мальте, которые Бабурин приводит со ссылкой на госсекретаря Бейкера, так же лживы от начала до конца. Хочу обратить внимание на то, что в мемуарах Бейкера ничего подобного не содержится.
Вопрос о судьбе Варшавского договора с американской стороной не обсуждался.
Записи бесед Горбачева и Буша на Мальте опубликованы и также опровергают лживые утверждения Бабурина.
Прилагаю статью, опубликованную в 1997 году помощником М.С. Горбачева А.С. Черняевым и мной, где мы опровергаем аналогичные утверждения генерала КГБ Леонова.

П. Палажченко

Московские новости
11.03.1997 
НИКАКИХ СЕКРЕТОВ

В «Комсомольской правде» за 4 февраля опубликован комментарий генерала разведки (в свое время очень близкого В. Крючкову), ныне профессора Николая Леонова к статье «Кремлевские секреты хорошо идут под водочку». Мы не могли не откликнуться на этот материал. К сожалению, «КП» отказала нам в публикации.
Печатная ложь ныне не наказуема. И на всякую не начхаешься: слишком она обильна. Однако в данном случае людям, которые могут поклясться где угодно, что опубликованное не соответствует действительности, трудно воздержаться.
Так вот мы, авторы этой заметки, бывший помощник Генерального секретаря ЦК КПСС и Президента СССР Михаила Горбачева и официальный переводчик его в то время, свидетельствуем: генерал-разведчик в отставке либо пишет о том, чего не знает (что не к лицу его профессии), либо преднамеренно лжет. Он утверждает, будто беседы Горбачева с иностранными политиками «не фиксировались в записях», что «о подобных переговорах в стране (?) никто не знал» и что Горбачев, бывало, прибегал к услугам лишь «чужих переводчиков».
Первое и третье просто вздор. Помощник Горбачева по международным вопросам присутствовал на всех таких беседах. И не было ни единого случая, чтобы они велись без нашего переводчика. Большинство бесед, включая самые значительные и секретные, переводил Павел Палажченко (английский язык). Подробнейшая запись в этот же или на другой день оформлялась переводчиками с помощником и представлялась Горбачеву, который рассылал текст по Политбюро, иногда — и Секретариату ЦК.
Эти записи, хранившиеся в архиве ЦК и в президентском архиве, находятся сейчас там, где им определило место российское руководство. Но генерал-профессор, видимо, рассчитывает, что никто не захочет рыться в архивах только ради того, чтобы его опровергнуть. Так что действовал он наверняка — по старой русской поговорке: ври, ври — что-нибудь да останется.
А насчет того, что «о подобных переговорах в стране никто не знал», то остается только удивляться: о переговорах на высшем уровне при любых режимах знает «в стране» лишь определенный круг лиц, имеющий отношение к «большой политике». Так и было при Горбачеве. «Страна» же узнавала о его беседах из сообщений в печати, иногда довольно подробных, что, кстати, до него не практиковалось.
И, наконец: не лишним было бы, если бы газета поинтересовалась у автора комментария — а каким способом в КГБ «узнавали» будто записи не ведутся и т.д.

Анатолий Черняев, в прошлом помощник президента СССР.
Павел Палажченко, в прошлом переводчик президента СССР.

 2