Крёстный отец

Олег Утицин:

…Ученик мой позвонил однажды и пригласил стать крёстным отцом его ребёнка.

Для этого надо мне было приехать в Москву на пару недель, пройти у незнакомого мне батюшки в неведомой мне церкви пару испытаний, а также исповедоваться.

Я тут лучше поисповедуюсь, чтобы никому не обидно.

Я, крёстный отец, конечно.

Сына моего друга.

Я им стал при советской власти, без своего присутствия на церемонии, но при полном моём согласии.

По оперативным данным силовиков, как мне рассказывали генералы МВД, я — крёстный, вернее крёстненький такой отец некой оргпреступной группировки, которой в природе не существует и не существовало никогда.

Когда я написал бандитскую карту Москвы для Ъ, оказалось, что мне удалось выяснить и определить весь основной расклад оргпреступности и возможные варианты её развития.

Вместо того, чтобы хватать тех, кто был указан в тексте, в оперативных своих помыслах силовики меня обвинили. Но этот бред сейчас бы имел значение, тогда люди были разумнее и щука в Каме была.

Я попросил передать батюшке, что после исповеди мне придётся его убить, если он не успеет это сделать со мной раньше.

Времена такие, сами знаете…

…Я сказал ученику, что в Москву ехать не хочу, и мне вообще непонятна эта процедура, которая предстоит. Откуда она?

Вот у в России сейчас православия до хера, оно брызжет изо всех щелей, откуда денег можно наудить.

Повторюсь, что для меня лично Бог, Вера и Религия — три совершенно разные субстанции.

Первая — проявляется, когда считает нужным.

Вторая — Вера — это элементарное отсутствие знания и и подлинное богохульство.

То есть, человек не знает, что Бог есть, нет у него в жизни, или не увидел он, таких доказательств, поэтому он только ВЕРУЕТ.

А если знания такого человеку не дано (хотя оно дано, однозначно), может потому, что бессмысленно ему давать такое знание. Или ему лень его получить, не моё дело.

Третье — религия. Это бизнес, основанный на НЕЗНАНИИ, который за деньги проповедует ВЕРУ…

Создаёт процедуры, формирует условия, ну, хотя бы про индульгенции вспомните. С этим тоже ясно.

Но когда мне рассказывают, что за то, чтобы стать крёстными отцом или матерью, нужно  добровольно пожертвовать церкви не менее трёх тысяч рублей…

Я судорожно начинаю вспоминать, а Иоан Креститель почём брал, и сколько это по нынешнему курсу?

Или, когда потенциальной крёстной матери говорят, что она живёт с мужчиной вне брака, — она блудница.

Магдалину вспоминаю, и чувствую явное несоответствие бизнеса с идеологией.

Про замену слоганов из «вон торговцев их храма» на вон без денег из храма, тоже думаю нехорошее.

Вот есть господа православные чекисты, с поповскими огромными животами, распухшими от постной пищи, естественно, которые призывают кропить святой водой людей типа меня.

И тут парадокс. Они имеют в виду святую воду из водопроводов крупных городов.

А я, например, сам при каждой возможности окунаюсь в источник святой воды, из которой Симон Канонит, один из апостолов Христа, крестил  людей.

И Хорошо мне, и веры у меня нет в религию.

Знание про Бога есть.

И вообще не люблю, когда бесы крестят. Да ещё и за бабки, прости Господи…