«В общем, вскоре всем нам было хорошо»

1
653
 5

ЦАРЬ

Неделю назад от моей близкой подруги Нины Давыдовой (супруги поэта и видного общественного деятеля Дмитрия Цесельчука) пришло приглашение на очередное заседание Союза литераторов России. Как ответственный человек я пришел точно в указанный день в Лучников переулок, заглянул в знакомый приземистый особнячок, где обычно проходят все наши мероприятия. И стал слушать.
С докладом в тот вечер выступал бывший первый заместитель министра иностранных дел России, политолог и крупный ученый Федор Вадимович Шелов-Коведяев. Он долго и красноречиво говорил о международной политике, о наших непростых отношениях с Англией и Китаем, представлял свою новую книгу, которая вышла в издательстве «Алетейя». Минут через сорок начались прения, а потом — по давней и доброй традиции! — литераторы достали из своих вместительных сумок разнообразные напитки и еду и стали общаться в неформальной обстановке. Так здорово получилось, что я оказался рядом с замечательной художницей и драматургом Катей Рубиной. Надо сказать, что Катя всесторонне одаренный человек, она и рисует замечательно, и пишет хорошо, ее пьесы идут в разных странах мира, а картины выставлены в престижнейших галереях. А еще Катя замечательно готовит.
— Женек, — сказала добродушная Катя, — посмотри, какие вкусные кабачки я принесла, это я сама в пароварке приготовила. Отведай!
Я с удовольствием отведал. Очень мне Катины кабачки понравились.
Потом поэт и видный общественный деятель — сопредседатель Союза литераторов России! — Дима Цесельчук угостил меня домашним красным вином. Я тоже не отказался.
В общем, вскоре всем нам было хорошо.
И тут Катя Рубина неожиданно спросила у меня:
— Женек, вот ты возглавляешь Союз писателей ХХI века. Правильно?
— Правильно, — согласился я.
— А как там твоя должность называется?
— Я президент Союза писателей ХХI века, — гордо ответил я.
— Президент — это должность сомнительная, — сказала Катя. — Это должность выборная. Сегодня ты президент. А завтра — бац! — тебе пинком под зад — и ты уже не президент.
— Что же мне, Катюшка, делать? — грустно спросил я и опустошил еще один пластмассовый стаканчик диминого домашнего вина.
— Вопрос можно решить просто, — решительно резюмировала художница и драматург Катя Рубина. — Ты не президент Союза писателей ХХI века, а царь. Царь, понимаешь? Царь Союза писателей ХХI века. Это пожизненная должность. Да и звучит лучше. По-русски!
Я задумался. С одной стороны, царем быть приятно. К тому же у нас в стране и так монархия, смешная, конечно, но все-таки монархия. Путин передает власть Медведеву, Медведев — Путину. Может быть, это и плохо, но российскому народу это нравится. Живем мы все хуже, а все равно на выборах голосуем за партию власти и за привычных руководителей.
С другой стороны, с царями в России зачастую обходятся не очень вежливо — примеров, к сожалению, слишком много. Но я уже выпил, разомлел… и предложение Кати Рубиной счел вполне приемлемым. — Ну что ж, царь так царь, — сказал я. — Если народ просит, я не против…
Тут ко мне обратился Федор Вадимович Шелов-Коведяев. Он попросил поделиться впечатлениями от его новой книги. Я честно сказал, что книгу не читал, но она, разумеется, мне понравилась.
— Почему? — удивился принципиальный, как все бывшие первые заместители министра иностранных дел России, Федор Вадимович.
— Я знаю, какие Вы делаете шашлыки. И это о многом говорит. Если человек делает такие вкусные шашлыки, он не может написать плохую книгу.
Неожиданно для меня Федор Вадимович с этим постулатом быстро согласился. И даже добавил:
— А, это ты про те шашлыки, которые я делал у Димы Цесельчука на даче? Ну, тогда у меня времени было мало… Да и мясо выбирал не я. Если бы мясо выбирал я, то шашлыки были бы действительно удачные.
Я не возражал.
…Вечером я пришел домой, принял душ, попил чайку с зефиром и написал о встрече в Союзе литераторов небольшой рассказик. И разместил его в фейсбуке.

2012 —- 2017

 5