«Амстердам это прекрасно, да, а вот есть ещё Венеция…»

1
590
 7

Алексей Федоров поделился:

#мэр ааа))) гениальное от Katerina Sono (автора, увы, не знаю)))
— Что, не помогает? — мэр выглянул в окно, картина за которым была обыкновенной — на зауженной перекопанной улице, обставленной заградительными строительными заборами и брустверами, привычно стояла скученная груда вяло передвигающихся, гудящих автомобилей…
— Жёстче, жёстче с ними надо — встрял его зам — один из таких, про которых говорят — «молодой, да ранний» — лаской не помогает, надо — калёным железом!
— Предлагаешь чего или так? — нахмурился мэр — этим замом, юным дарованием, он был не слишком доволен и в душе частенько корил себя за то, что доверился молокососу, а тот даже офшорные счета, куда поступали деньги за парковку, скрыть не сумел, — а то болтать каждый может…
— А как же! — юное дарование пылко достало приготовленный листочек, — я не просто с предложением, я с программой действий, вот, — и протянул было листочек в сторону Самого, но бдительный пресс-секретарь мэра, со всей внутренней убеждённостью человека, считающего своей служебной обязанностью не допускать никого и даже — ничего, до тела шефа, перехватила челобитную и вслух пробормотала основные идеи:
— Расширить платную парковку на всю Москву… уменьшить к концу года число парковочных мест втрое… увеличить стоимость парковки на 100%… запретить… ещё запретить… увеличить налог… увеличить штрафы…
— Так-то оно так — резюмировала она, обернувшись к Самому, да только это все — полумеры. Надо обратиться к опыту… мировому опыту. Вобрать лучшее…
— Амстердам… — внезапно очнувшись забормотал вдруг другой зам мэра мужчина взрослый, серьезный и положительный, глядя на которого понимаешь, как должен был бы выглядеть настоящий «крепкий хозяйственник», если бы не лёгкая дымка отчуждённости, так неуместно очеловечившая его волевое лицо.
— Ты что там мекаешь? — громко окрикнул его Сам.
— Амстердам — продолжать бормотать зам — только что приехал… опыт перенимал… посещал там… осматривался… пробовал всё… всё на себе.. там пробок нет… и машин нет… велики одни… они готовились… заранее.. каналами всё перерыли, не подъехать там… проплыть легче.. или пешком… или на велике вот… доехал до кофе-шопа…это я так, к примеру… а потом это… — он сбился и замолчал, вдруг уткнувшись распахнутыми глазами в мэра и снова впал в ступор.
Люди, не знакомые с крепким хозяйственником, могли бы подумать, что он чуточку не в себе.
— Каналы… — нараспев проговорила пресс-секретарь — улыбнувшись Самому, как бы приглашая его порадоваться этой, осенившей её идее, вместе.
Но чугунный лик мэра не выражал встречного понимания, он хмуро смотрел мимо присутствующих и был явно недоволен.
И хотя он всегда всеми был недоволен, и к этому, вроде бы, все присутствующие могли бы уже и привыкнуть, пресс-секретарь заговорила быстро, пробуя ухватиться за какую-то мысль, словно боясь, что она, оставшись невысказанной, может вот-вот ускользнуть:
— Амстердам это прекрасно, да, а вот есть ещё Венеция… там автомобилей совсем нет, зато там столько туристов… там вода, ехать некуда… если у нас везде будет вода, то автомобилей не будет…
— А что — посветлел ликом мэр — отличная мысль, а? Ну-ка ты — повернулся он к крепкому хозяйственнику, который в это время беззастенчиво пожирал бутерброд с тарелки мэра, так как поданные ему, а так же пресс-секретарю и юному дарованию он уже успел схарчить — Ну-ка, хорош тут жрать, давай, вали, составляй новый план реконструкции столицы!

— План… план — это хорошо… мне тут сегодня пообещали подогнать отличный план — бормотал крепкий хозяйственник с набитым ртом, но его никто из присутствующих уже не слышал — все заглядывали на расправившего плечи мэра.

— Каналы — это прекрасно! — продолжал мэр — это чудо как хорошо — каналы-то! Вот здесь вот — он махнул рукой за окно — пророем главный. А там — махнул он рукой дальше —
пруд такой… От него еще… Ленинский… Кутузовский… Ленинградку всю… Потом эти — которые — забыл, ну да ладно — все равно там пробки, никто и не почувствует разницы. Переулки еще, так такие канальцы сделать… с мостиками…
— Вазоны еще везде, гранитные, сменные — вставил опять на секунду выпавший из потустороннего крепкий хозяйственник.
— Да не мелочись ты со своим гранитным заводиком — махнул на него рукой мэр — тут столько гранита понадобится, что карьеры в Италии закупать придется. Целиком!
На секунду все смолкли, затаив дыхание — перспективы захватили и переполняли воображение…
— А… тогда же парковок не будет вообще, да? — встряло вдруг юное дарование — а как же штрафы?
— Да не мелочись ты — отмахнулся от него Сам — думай лучше, как пополнить бюджет. Ну, там — штрафы за намерение купить автомобиль, например… или за парковку велосипедов… или там — за пешеходства всякие. Короче — давай сам, но чтобы деньги — он энергично взмахнул кулаком — — собрал! Всё ясно?
— Так точно! — бодро отрапортовало юное дарование, всячески показывая, что и не такие нерешаемые задачи ему по плечу, — пешеходы — это Вы гениально… это мы проработаем сейчас же, — и, продолжая подобострастно бормотать, бросился исполнять.
Вслед за юным дарованием к выходу потянулся и крепкий хозяйственник, направляемый тычками пресс-секретаря.
— Да, и одну полосу, для машин с мигалкой — предусмотрите все-таки! Но только чтобы никто не понял, что для машин с мигалкой, а то сплетни пойдут не нужные!
— Сделаем как полосу для общественного транспорта, а общественный транспорт отменим! — уже из-за дверей понятливо отозвалась пресс-секретарь.
Мэр стоял у окна, смотрел на бесконечную пробку, и рисовались ему водные просторы… А еще кубометры вынимаемого грунта и уложенного гранита. А ещё — отличный повод поменять плитку и бордюры. А вода всё подмывает и ремонты каждый год… Да что там каждый год — сезонные можно, лето — осень -зима — весна! Обоснуем! А еще… а еще, кажется, надо было озаботиться наполнением каналов пресной водой?
Интересно — думал мэр — если начать тянуть трубопровод для этих целей из Байкала, то это будет больше денег, чем если прорыть оттуда канал к нам — или меньше? Что дороже, что выгоднее?
И мысль о пресноводной Венеции уже не оставляла его больше…

 7