Доля воровская

Олег Утицин:

— Бляя…, — однажды подумал я, — ну ладно, людям не хватает самых-самых неопровержимых улик. Мне-то лично, по фигу, мне косвенных — выше крыши. Путин у вас ворует, убивает вас выборочно и обманывает. Не проймёшь этих людей. Ладно. Хрен с ними. Но однажды я у них через популярный портал поинтересовался — если это вам пох, вам не пох, что он крадёт годы вашей жизни?

Нет, оказалось. Оказалось, что я сам — мудак.

Типа не смог встроиться в эту временную ситуацию и обрести себя там, заодно и капитализировать. И все бабы мои тогда…

А больше никогда…

Автором моего обличения был топ-менеджер итальянской одежды одного из бутиков вблизи Красной площади….

Вот этот человек устроился и бизнес у него и стабильность. Без потерь…

И вспомнилось мне, как однажды подошёл ко мне Вася (Андрей Васильев) и говорит что-то типа — тормознули фуру в где-то на подъёзде к Москве с бутиковым итальянским шмотьём для магазина в районе Красной площади. Дорогое всё, конечно, но не совсем. Позвони, мол, бандитам своим знакомым — вдруг смогут помочь…

Вася — он же — романтик, в бандитизме ни хуя не петрит. То есть, если фуру раздербанили, значит, работа сделана уже. Обосрался тот, кто должен был охранять, а со шпаны-то чего требовать? Никто бы не взялся…

Ничего я ему не обещал, а потом как-то зашёл в Универмаг, неподалёку от Химкинской трассы. А тама…

На одном из развалов магазина вывешены итальянские костюмы по сходной, не бутиковой цене.

Те самые, из фуры.

Поговорил с бандитами ещё и они объяснили мне, дураку, что весь итальянский пошив — левый, чуть ли не китайцами сделанный, левые и магазины Гуччи-хуюччи (цитата- авт.), стоят десять копеек — костюм, а магазины для навара открыты совместной итало-советской мафией.

Потому это барахло и вывесили на развалы близ Химок…

О чём эта история? О том, как все всех наебали. Я про участников этой истории пока.

Но, как говорил один мой знакомый вор в законе, убивать, расстреливать, кровь проливать — что они нам показывают по телевизору целыми днями? Нет, чтобы наебать красиво…

У вора этого не было джипов с кавлькадой охраны, грехов много было.

И совесть у него была…

Она его мучила.

Мне так казалось, по крайней мере.

Это он мне говорил однажды — «знаешь, как трудно убивать человека…»

Помолчал и добавил — «хотя, кому я это рассказываю…»

— Ладно, — спрашиваю его однажды, — объясни мне херню про понятия, про воровской кодекс. Мне менты-вертухаи опытные говорили, что никогда их в глаза не видели. Это что? Из уст в уста передаётся, или где-то книга такая закопана?..

— Да для лохов это…

— А понятия? Мне один полковник милиции ещё при советской власти говорил, что распад страны начинается с внедрением в общечеловеческий язык блатной фени…

— Правильно говорил. Сейчас Госдуму посмотри — они ведут себя так, будто на зоне авторитетами стать хотят. Не так разве?..

— Но, про понятия, тем не менее. Вот был такой Отарик Квантришвили, его охраняла «девятка» КГБ. И воры терпели… Это что такое?

— Ну перестали же терпеть..

— Я ещё уточняю — институт воров в законе насколько завязан с КГБ или подконтролен?..

— Я хуй его знает, на сходках давно не был и не хочу туда. Да и воров-то уже таких не осталось…

И вот что в памяти моей — через пару дней после этой беседы убили Япончика, а потом — и Деда Хасана.

Двух воров из вершины воровской пирамиды.

Которых как-то в сидящей России связывали с понятиями.

Напомню, что в Иванькова стреляли якобы два снайпера на Хорошевском шоссе. Попали в живот.

Пули, попавшие в Япончика, оказалось, были распилены вот так примерно:

 

Разворотили внутренности и довели Иванькова до летального исхода.

В Москве это было. В то время, когда вся доблестная столичная милиция ожидала чеченских террористов на каждом посту. Но этот фургон добрался до цели и потом скрылся в неизвестном направлении.

Дело, кстати, до конца не расследовано, насколько мне известно.

Но в прессе стали активно поминать Шакро-молодого.

И Деда Хасана.

Последнего проверенного столпа из верхушки воровского мира.

Человек удивительный. Помню, как  одного полковника, начальника подразделения по борьбе с этнической оргпреступностью расспрашивал про воров-кураторов, и он мне показала фотку Деда и осыпал его комплиментами. «Умнее, мол, не бывает…»

Хасан на этом фото — справа.

Потом Хасана задержали на какой-то воровской сходке, и, как мне рассказывали оперативники из ЦРУБОПа, в то отделение милиции, где ночью держали вора в законе, приехал мой собеседник-полковник, сел у дедовской камеры, бился головой об решётку и при говаривал, заливаясь слезами:

— Дедушка, прости, не уберёг я тебя…

Как позже выяснилось в ходе следствия, Дед Хасан и тот полковник, оказались родственниками дальними. Типа — дядя и племянник.

Дед тогда был под стражей, а племянник чудом узнал о своё готовящемся аресте и схизнул из криминальной России.

Потом, как рассказывали, всплыл в МВД Грузии при Саакашвили.

И Дед и племянник, как говорили оперативники, были курдами. И активно, помимо профильной деятельности, занимались поставками оружия из РФ курдским повстанцам.

Но в армянском воровском мире Аслана Усояна (Дед Хасан) считали армянином и активно работали с ним на таких курортах, как город Сочи, и его окрестности.

Настолько активно работали, что вовлекли деньги общака (за которым Хасан тогда был смотрящим) в зимние олимпийские стройки.

И он вложился.

С приближением знаменитой зимней Олимпиады в Сочи неизвестные СНАЙПЕРЫ (не пойманы, не установлены — авт.)поубивали армянских криминальных авторитетов — финансовых посредников Деда Хасана.

В СМИ выплеснулась волна версий о причастности к этим преступлениям Захария Калашова (Шакро-молодой), который тогда сидел в Испании.

А потом в Москве СНАЙПЕР выстрелил в ЖИВОТ Аслану Усояну.

Пуля, я интересовался специально, в этом случае не была распилена.

Почему акцентирую? Потому что много было в СМИ версий о неумелых снайперах. По мне — умелые даже очень — и попали и не попались…

Дед Хасан выжил после первой стрельбы. После второй — нет.

Претендентов на сочинские олимпийские долги не осталось.

Виновный остался один, по версии силовиков

Типа, ну вот тебе, воровской мир, — единственная надежда и опора.

Захарий выбрался из испанских застенков назад — в СССР, жил себе спокойно, дышал вольным воздухом, пока комитетчики не развели его под раздачу, подставив на банальных разборках, в которых и бригадирам-то ОПГ выступать совестно…

Теперь Шакро более или менее плотно (пока не договорятся) закрыт в российской тюрьме и подсмеивается над собственной доверчивостью…

Из всех фигурантов, представленных на фотографиях, на воле остаётся пока один…

 

(продолжение здесь)