НОВЫЕ РУССКИЕ СТАХАНОВЦЫ

0
743
 1

«Достойное и справедливое» вознаграждение топ-менеджеров в России вызывает много вопросов

 

«Роснефть» раскрыла оклад президента компании: от 15 до 20 млн руб. в месяц или до 240 млн рублей в год. По нынешнему курсу — всего 4,6 млн долларов в год, не так уж много, учитывая масштаб деятельности компании. Однако на самом деле эти цифры не говорят ни о чём, потому что общий размер компенсаций, которые получают руководители компаний, а также чиновники любого ранга, может в разы превышать их должностной оклад за счёт ежегодных бонусов, регулярных премий, доплат и компенсаций, которые могут зависеть от показателей деятельности компании или индивидуальных показателей эффективности менеджера.

 

А могут и не зависеть.

 

Например, обновлённый Стандарт «Роснефти» о выплатах и компенсациях топ-менеджерам предусматривает годовую премию президенту в размере 150% от суммы его годового содержания, премии по результатам реализации значимых проектов, и премии в случае награждения государственными наградами. Плюс немало доплат к окладу: за участие в работе правления, за работу со сведениями, содержащими гостайну, компенсацию расходов на аренду жилья, затрат на обучение детей, вознаграждения за работу в органах управления дочерних обществ. И это помимо стандартных командировочных и представительских расходов и весомого соцпакета.

Чиновники, помимо окладов и премий, напомню, получают изрядные доплаты за стаж, класс, выслугу лет. Вот почему так широко разрекламированное «антикризисное» сокращение их окладов на 10% не сильно скажется ни на их доходах, ни на общем размере ФОТ.

Безусловно, топ-менеджеры и чиновники, в том числе и в России, должны получать достойное и справедливое вознаграждение, кто бы спорил. Однако начиная с какого уровня «достойная и справедливая» компенсация их труда становится вызывающей и уже не вполне оправданной?

 

Достойная или справедливая?

 

В России, осуждая зарплаты топов, часто ссылаются на то, что и зарубежные CEO получают значительные выплаты. Действительно, в 2012 году, по данным Forbes, руководители 500 крупнейших компаний США в среднем получили 10,5 млн долларов в год. Однако из этой суммы лишь 3,5 млн долларов — оклад и бонусы; 3,8 млн долларов — это прочие компенсации и ещё 3,2 млн долларов — это средства, полученные за счёт реализации опционов и от прочих форм участия в росте акционерного капитала компании. А эти деньги в общем-то прямо увязаны с результатами работы топов. К тому же выплаты по итогам 2012 года были значительно меньше, чем, скажем в пиковом 2007 году (17 млн долларов), тогда оклады были ненамного выше — 4 млн долларов в среднем, а основной доход (8,2 млн долларов) руководители получили именно за счёт роста стоимости акций их компаний.

USA Today приводит более свежие показатели, за 2013 год, основанные на анализе данных предоставленных GMI Ratings и S&P Capital IQ по 170 компаниям, входящим в список S&P 500: медиана доходов топов преодолела планку в 9,7 млн долларов в год, а средний доход достиг 10,2 млн долларов. При этом издание подчёркивает рост доходов топов на 13% за год, что намного выше уровня инфляции, а также отмечает, что многие компании в том году увольняли рядовых сотрудников.

Максимальные выплаты топам, конечно, намного превышают усреднённые показатели. Так, Роберт Айгер, президент Walt Disney, получил в 2012 году 37 млн долларов (+18% к предыдущему году), доходы Ральфа Иццо, гендиректора Public Service Enterprise Group выросли на 217% до 8,5 млн долларов, а Тим Кук из Apple, продав свои акции, мог бы получить 143,8 млн долларов — больше, чем любой другой американский CEO.

 

Однако, даже в США не так много подобных героев капиталистического труда. По итогам 2013 года лишь 16 руководителей компаний получили мега-выплаты в размере 20 млн долларов и больше, и ещё 63 человека заработали от 10 до 20 млн долларов.

 

А почему? Да ведь режут же по живому!

 

По уровню выплат топ-менеджерам Соединённые Штаты значительно — в 2-3 раза и более — опережают другие страны мира, и в стране давно уже делаются попытки ограничить доходы топов некими разумными пределами. Снижение (в полтора раза!) доходов топов после 2007 года стало следствием, в том числе, и этих ограничений, введённых по итогам кризиса 2008 года.

С другой стороны, есть менеджеры, которые добровольно урезали свою зарплату до символических значений: годовой оклад Ларри Эллисона, например, составлял ровно 1 доллар, что не помешало ему заработать в 2013 году 77 миллионов долларов за счёт роста стоимости акций компании Orаcle.

Надо отметить, что США, на которые в России почему-то принято кивать, обсуждая доходы топов, но не другие вопросы, например, их ответственность, отличаются от прочих стран ещё и резким разрывом между средней зарплатой в отрасли и доходами руководителей компаний. Эти сведения публичные американские компании обязаны раскрывать по закону Додда-Франка, что уже привело к ряду скандалов.

По данным Bloomberg, со ссылкой на объединение профсоюзов США AFL-CIO, доходы генеральных директоров в США в 2013 году в 354 раза превышали среднеотраслевую зарплату рядовых работников. При этом бывший глава JC Penney Рон Джонсон, у которого этот коэффициент достиг 1795 раз, так и не сумел доказать акционерам свою невероятную ценность для компании и был с шумом отстранён от должности.

Но даже 350-кратный разрыв в доходах топов и рабочих сегодня считается уже неприличным.

Та же AFL-CIO приводит сравнительные данные для других стран мира: в Канаде этот показатель составляет 206 раз, в Великобритании — 84 раза, в Японии — 67 раз, в Германии и Швейцарии — 147 раз, во Франции – 104 раза, в Португалии — 53 раза, в Австрии — 36 раз, в Польше — 28 раз.

 

Теперь, для приличия, о России.

 

Данных по России AFL-CIO не даёт. Но очень приблизительно мы можем рассчитать их и сами. По данным Росстата среднемесячная зарплата работников (всех категорий, включая руководителей, в целом по экономике) в 2014 году составила 32,6 тыс. рублей. Если ориентироваться на пропорции, сложившиеся в 2013 году, в отраслях, связанных с добычей природных ископаемых ТЭК, рядовые сотрудники отрасли получили в 2014 году в среднем примерно 560 тыс. рублей в год (включая премии). Это примерно в 700-900 раз меньше дохода глав «Роснефти» или «Газпрома».

Из этого показателя, конечно же, не стоит делать выводы о том, плохи или хороши руководители госкорпораций гг. Миллер и Сечин. Однако нужно понимать, что их доходы в определённой степени воспринимаются как бенчмарки руководителями других компаний, да и чиновниками разного ранга. И столь высокий разрыв между доходами руководителей госкорпораций и зарплатами их рядовых сотрудников тоже служит не лучшим ориентиром для всех остальных.

А вот на что стоит обратить внимание — так это на достаточно слабую связь между текущими показателями деятельности компаний и текущими же доходами их руководителей.

Комментируя раскрытие доходов главы «Роснефти», пресс-секретарь компании Михаил Леонтьев заявил, что перед Сечиным стоит задача создать крупнейшую в мире нефтегазовую компанию. Цель хорошая. Но ведь пока она не достигнута. Ни по размеру капитализации, ни по размеру активов компания, руководимая Игорем Сечиным, в 2014 году не вошла в сотню крупнейших в мире (согласно рэнкнгу Forbes), а объем продаж и доходы «Роснефти» в 2015 году существенно сократились на фоне падения цен на нефть.

Между тем, по подсчётам РБК, оклад, премия и доплата за работу в правлении «Роснефти» в сумме могут принести Игорю Сечину по итогам 2015 года от 459 до 612 млн рублей. С учётом дивидендов одного крупнейшего из крупнейших миноритариев «Роснефти» (они могут составить около 110 млн рублей), и в пересчёте по текущему курсу общая сумма выплат может достигнуть 13,8 млн долларов в год. Так что по этому показателю «Роснефть» уже играет в высшей лиге. С этого ли надо было начинать?

 

Опубликовано на Page 42https://www.facebook.com/stranitsa42/photos/a.465704566813922.118544.451014678282911/932251423492565/

Как это выглядит за рубежом

 1