ГРАДАЦИИ МАРАЗМА. Часть четвёртая.

Maxim Kantor:

(часть третья здесь)

Дурь болотной оппозиции была в том, что «боролись» (до летних каникул, потом на каникулы уехали) не за бедный народ, и не за униженную разграблением страну.

Боролись за «креативный класс» — это было глупое определение кап-служащих, состоящих на зарплате у олигархов.
Среднего интеллекта люди, служащие курьерами у богачей, вышли на площади протестовать.
В ту пору они боролись за Медведева — того самого Медведева, которого сегодня опознали в качестве вора.
Сегодня им разрешили.
Тогда не видели.
А он уже всё украл три года назад. Он уже был таким, как сегодня.
Но был желанным президентом для Фронды.
Забыли?

Это гнилое движение — пародия на Фронду — закономерно завершилось реакцией: государственным и народным романтическим фашизмом. Уверен, что имелся режиссер этой вялой оппозиции «креаклов» — оппозиции, которая программно не интересовалась жизнью анчоусов (простых людей) — так говорили лидеры! — и раскачивала лодку (страну) — так говорил провокатор Лимонов.
Анчоусов позвали в другую команду.
Это разве странно?

Полагаю, эта глупая «фронда» и была задумана как легитимизаиция «ответа нации» — фашистского, репрессивного, дикого.
Рассчитали партию на два хода — а то, что многие взволнованные интеллигенты тоже походили на митинги, постояли на площади с выпученными глазами — это к их чести. Конечно, да! Это благородно! Они и впрямь хотели честных выборов Медведева.
Больше хотеть было нечего.

Наверное, были и честные протестанты. Возможно, даже много.
Возможно, даже и наверху был кто-то честный.
Возможно, и Чубайса считали честным.

А это был обычный мат в два хода.