«Ты же безработный! Ну картонная коробка в лучшем случае или старые газеты…»

Олег Утицин:
В самом начале перестройки, когда СССР подружился с США, американцы хлынули в Советский Союз.
Первой ласточкой стал американский безработный Джозеф (фамилию сейчас точно не помню, Маури, кажется), который написал Горбачеву письмо, похвалил за демократию и посетовал на звериный оскал капитализма в США.
А Горбачев взял и пригласил его в СССР, чтобы Джозеф посмотрел, как тут люди живут счастливо и беззаботно.
Джозеф прилетел.
Его встречали чуть ли не как президента США, начали таскать по стране и показывать все наши прелести. В результате нелегкая судьба безработного забросила американца на какой-то крупный завод в Подмосковье, а нелёгкая журналистская судьба туда же забросила начальника отдела информации органа московского обкома КПСС «Ленинское знамя» Юрку.
Чтобы отправить Юрку на встречу с безработным, провели партсобрание в узком начальственном кругу.

Там выбирали из трех англоговорящих сотрудников. Двое из международного отдела вроде бы подходили, но… евреи, извините, мало ли что.
А вот Юрка — наш, русский мужик. Интеллигентен в меру, главное, член КПСС.
Выбили Юрке необходимое разрешение у спецслужб и прикрепили журналиста к правительственной делегации сопровождения американского безработного.
Приехал Юрка с этого ответственного задания мрачный, злой даже. Он вошел в отдел. Молча постоял в центре, а потом со вкусом выругался матом. Заинтриговал, в общем.
— Я его спрашиваю-спрашиваю, американа этого, — начал свой рассказ Юрка, — как, мол, вам нравится наш завод-гигант по строительству новых вагонов для метро. Вагонов будущего, двадцать первого века и вообще жизнь советских людей.
— Ничего, — говорит, — вагоны. Неграми не раскрашены, как в Америке. И жизнь у людей тоже в полном порядке, не то что у нас… Чувствуется забота партии и правительства.
— А не мечтаешь ли ты, Джозеф, работать на таком чудесном заводе и делать такие чудесные вагоны для поездов метро? Вагоны двадцать первогого века, между прочим! Вагоны светлого будущего!
— Нет, — отвечает Джозеф, — даже не мечтаю. И не мечтал никогда.
— Вот видишь… — Юрка уже почти победил Америку, — можем тебя устроить. Квартиру дадут…
— Не, мне не надо. У меня в Америке есть квартира.
— Какая квартира? Ты же безработный! Ну картонная коробка в лучшем случае или старые газеты…
— Не, ничего квартирка, маленькая, двухкомнатная…
— По наследству досталась? — смекнул Юрка.
— Нет, снимаю.
— А деньги-то откуда? Ты же безработный.
— А пособие же плотют. Мне хватает квартиру снимать.
— Н-ну, — Юрка мысленно просчитывал свои полномочия, — мы тебе здесь побольше квартирку устроим. А главное — работу найдем!
— Не-е, мне не надо работу. Я работать не люблю…
— А чего же тогда любишь?
— На диване валяться люблю. Книжки читать люблю. У меня много книжек.
— Где-нибудь в парках подбираешь, оставленные?
— Зачем в парках? Покупаю на свои кровные, из пособия. Еще путешествовать по миру люблю. В Испании понравилось, в Англии, во Франции. Вот к вам приехал…
— Какой, блядь, путешествовать, — закипал Юрка, который про эти страны слышал, конечно, но, будучи членом КПСС, прекрасно понимал, что хрен он туда когда-нибудь попадет. — Какой путешествовать? На какие шиши?
— А пособие же у меня. И на книжки хватает, и на жилье, на путешествия откладываю. Раз в два месяца обязательно куда-нибудь выбираюсь.
Юрка стоял посреди отдела и думал: о чем же ему теперь заметку писать? Но справился. Все сотворил так идеологически выверенно, что после первого абзаца дальше читать не хотелось.
На фото: Джозеф в кепке общается с советскими людьми