«Обрати внимание на мои страдания…»

1
1354
 12
МАСЮК Елена Васильевна

Журналист:

Мы молчать не можем

С вечера воскресенья и весь понедельник в рассылке Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) я пыталась побудить своих коллег по Совету выступить с оценкой произошедшего в воскресенье на всероссийской акции протеста. Я направляла в рассылку свидетельства задержанных, пострадавших — тех, кого ОМОНовцы били дубинами по голове, животу, ногам.

Я предложила срочно создать рабочую группу СПЧ по сбору информации, анализу и подготовки публичного доклада по акции протеста. Но коллеги по СПЧ молчали. Лишь несколько членов Совета меня поддержали — это Максим Шевченко, Илья Шаблинский, Александр Верховский, Игорь Каляпин, Лилия Шибанова, Леонид Никитинский, Сергей Кривенко.

Председатель Совета Михаил Федотов выступил против создания рабочей группы и поехал не к задержанным в ОВД, не к избитым полицией гражданам, а к единственному пострадавшему полицейскому. Поехал с медом и чаем.

Ну а полицейский этот оказался не простой, а с историей. Именно этот командир отделения 2-го полицейского оперполка Евгений Гаврилов был пострадавшим в деле «болотника» Ивана Непомнящих (инженера-проектировщика НПО «Родина» из Сергиева Посада). И самое главное, Гаврилов вспомнил, что пострадал он от Непомнящих спустя два с половиной года после событий на Болотной, просмотрев видео в кабинете следователя. Суд дал Непомнящих 2,5 года колонии общего режима. Иван Непомнящих до сих пор отбывает срок в колонии за то, что якобы в течение 7 секунд рукой и зонтиком причинял неимоверные страдания полицейскому Гаврилову.

Полицейский Гаврилов пожаловался председателю СПЧ Михаилу Федотову на стесненные жилищные условия. Федотов пообещал похлопотать за новую квартирку для полицейского от имени СПЧ…

Несмотря на молчание большинства членов СПЧ, мы молчать не можем. Ниже заявление членов СПЧ по итогам акции протеста 26 марта 2017 года.

О митингах и демонстрациях в ряде городов Российской Федерации 26 марта 2017 г.

Члены Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека считают необходимым дать оценку событиям, связанным с проведением 26 марта 2017 г. в нескольких городах России публичных мероприятий, объединенных темой борьбы с коррупцией.

Прежде всего, важно отметить, что инициативные группы по проведению митингов и шествий в подавляющем большинстве случаев получили немотивированные отказы в их проведении. В частности, в Москве инициативной группе было отказано в проведении мероприятия на Тверской улице.

Но эта практика немотивированных отказов в проведении публичного мероприятия (точнее отказов с разнообразными надуманными предлогами), получившая самое широкое распространение в последние годы, в реальности, не обусловлена ничем кроме политической пристрастности и нежелания предоставлять равные политические возможности оппонентам.

Ведь если говорить о Москве, то за последние годы правом проведения шествий по главной улице города пользовались и политическая партия, имеющая большинство мест в Государственной Думе, и Федерация независимых профсоюзов, и другие организации.

Практика политически пристрастных отказов гражданам в реализации одного из их важнейших прав чревата серьезными последствиями. Чиновники, злоупотребляющие своими полномочиями при согласовании публичных акций, должны нести ответственность за эту недальновидную политику, фактически, сталкивающую граждан, пользующихся своим конституционными правом, и сотрудников полиции, исполняющих приказ.

Как следует из правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 2 апреля 2009 года N 484-О-П, понятие «согласование проведения публичного мероприятия с органом публичной власти» — по своему конституционно-правовому смыслу — не предполагает, что орган публичной власти может по своему усмотрению запретить проведение публичного мероприятия или изменить его цели, место, время или форму; он вправе лишь предложить изменить место и (или) время его проведения, причем такое предложение должно быть мотивированным.

Если же орган публичной власти не предлагает альтернативные варианты места проведения публичной акции, то он нарушает закон — именно этот орган, а не граждане, вышедшие на несогласованный митинг.

26 марта 2017 г. действия полиции — вынужденной исполнять приказ и действовать против мирных участников мероприятия, совсем не мирными средствами — никак нельзя признать корректными. Судя по многочисленным свидетельствам очевидцев и видеозаписям, в подавляющем большинстве случаев задержанными оказывались люди, которые не вели себя агрессивно, и не совершали каких-либо действий, угрожавших общественному порядку. Чаще всего единственным поводом для задержания было попадание в поле зрения сотрудников полиции — на всем протяжении Тверской улицы, и в частности, на Пушкинской площади. В ряде случаев задержанные были избиты. В Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Владивостоке и других городах количество задержанных превысило тысячу человек. Такого еще не было в последние десятилетия.

В то же время, должны быть тщательно расследованы обстоятельства нападения на сотрудника полиции, получившего травмы, в результате которых он потерял сознание.

Нам ни в коем случае нельзя приближаться к этой роковой черте. Власти, как местные, так и федеральные должны отдавать себе отчет в том, что мы стоим на пороге тяжелого гражданского конфликта. И им не следует успокаивать себя удобными данными социологических опросов. Вероятно, такой самоуспокоенности не должна способствовать и текущая экономическая ситуация.

Важнейшее средство предотвращение конфронтации — политический диалог. Необходимо также, чтобы выборы были выборами, а не дорогостоящей игрой с фальсификациями и заранее известным результатом.
Если же власть выберет силовой вариант ответа на протест, это будет означать, что граждане России, фактически, лишатся важнейших политических прав, при том, что их социально-экономические права также не выглядят защищенными.

Это значит, что Россия в полном смысле этого слова станет полицейским государством. Но у такого государства нет перспективы — как показал опыт десятков стран, в том числе и наш собственный опыт.

Члены Совета:

Илья Шаблинский
Елена Масюк
Александр Верховский
Николай Сванидзе
Леонид Никитинский
Анита Соболева
Игорь Каляпин
Сергей Кривенко
Элла Полякова
Леонид Парфенов
Светлана Айвазова
Станислав Кучер