«Откуда у наших людей вот эта святая вера, что власти их ЛЮБЯТ?..»

Вера дурней
Самое, конечно, потрясающее во всей этой истории с пятиэтажками в Москве – то, что находится масса людей, в ответ начинающих доверчиво тянуть: не, ну а что – а может, это они взаправду о нас заботятся? Может, и впрямь они просто вот снесут пятиэтажки, всех жильцов из них бесплатно (!) переселят в одну большую красивую 17-этажку на всю округу – а на месте снесенного построят парки, велодорожки, бассейны, расширят улицы, посадят пальмы, и просто все станут жить там, радоваться и смеяться!

Даже не поймешь – неужели это идеи коммунизма так глубоко пустили корни? Откуда у наших людей вот эта святая вера, что власти их ЛЮБЯТ и существуют просто для того, чтобы «делать им хорошо»? Какой-то нонсенс.

Реальность заключается в том, что у властей сегодня, по большому счету, вообще не имеется никаких резонов что-то там делать ради «народонаселения». Пресса придавлена (это чтобы не сказать раздавлена), оппозиции нет, население пассивно и апатично, «люди в погонах» могут творить что хотят, «зато» сама идея «прав человека», равно как и идеи демократии и «борьбы за права» в максимальной степени дискредитированы в глазах тех же самых «простых людей». Наши дуболомные обыватели с радостным мазохизмом рассказывают друг другу, что никакой демократии нет «и не может быть», «все выборы – это грязь», то есть отказываются даже от такой пассивной формы участия в управлении государством, как голосование.

Однако при всем при том люди отчего-то ожидают, что с ними будут считаться. Удивительно!

И этот правовой нигилизм сочетается не только с верой в «доброго начальника», но и с полнейшей экономической дремучестью. Масса почему-то думает, что родной власти по плечу любые траты, и что она до сих пор не обеспечила каждого россиянина отдельным бунгало на берегу Москва-реки только потому, что не хотела.

А сейчас, значит, захотела.

К сожалению, вся эта дурость вовсе не безобидна. У «пятиэтажной аферы» уже сейчас прослеживаются весьма неприятные последствия.

Во-первых, даже попытка начать реализацию этого грандиозного переселения 1,5-миллионов человек в «более лучшие» условия грозит серьезно пошатнуть и без того расстроенные государственные финансы; ведь ясно, что «лишних» триллионов в стране нет, и это значит, что рано или поздно расходы придется покрывать эмиссией рублей.

Во-вторых, вся эта затея может углубить пропасть между Москвой и «остальными регионами», а в конечном итоге – вызвать ненависть к Москве и москвичам (которых в России и так, мягко говоря, не особо любят). Ведь реально все это выглядит просто вызывающе: в то время, когда в большинстве регионов «затягивают пояса» — Москва вдруг начинает переселять людей из хрущевок в «современные дома», причем бесплатно! Кто-то, особенно жители бараков, может воспринять это как плевок в лицо.

В-третьих – внесенный вчера в Госдуму законопроект по поводу «сужения прав» переселяемых показал, что власти Москвы, вероятно, вынашивают – вместе с федеральными коллегами – самый жесткий вариант «решения проблемы» хрущевок, через не столько «переселение», сколько выселение в буквальном смысле «за Можай». Ясно, что без силового принуждения провернуть «вышвыривание» не удастся – и это, стало быть, будет чревато дальнейшим перерождением РФ в чисто полицейское государство, с куда более жестким, чем сейчас, режимом.

Наконец, в ближайшей перспективе поднятая вокруг затеи PR-шумиха может обернуться неожиданным для властей эффектом – тем, что и без того слабый спрос на подмосковные новостройки и вовсе сократится до нуля. Причина простая – покупатели решат, что скоро появится в продаже много аппетитных новостроек непосредственно в Москве, на месте «снесенных пятиэтажек»; а коли так – зачем же брать квартиры в области? В Москве-то всяко лучше!

То есть «словесная интервенция» Путина с Собяниным, которые, очевидно, радели в том числе и о помощи застройщикам, может вместо спасения принести им гибель еще до того, как «помощь придет».

А в общем – грустно, девушки. Плохо ведь даже не то, что в Москве мэр – дурак; хуже всего то, что его абсолютно некому остановить.

 9