И да, никогда не говорите так женщине, если вы не зовёте её «бро»..

Однажды, 14-го февраля, мы с моим на тот момент текущим молодым (на самом деле не очень) человеком шли в кино.
У нас была придумана всякая там программа.
Приключенческий фильм, потом ужин, потом шикарный номер в гостинице (мы были в чужом городе), постельное в красных цветах, пояс для чулков и дальше, как положено.
И мы шли по тротуару и говорили о чём-то.
И я сказала: «Скоро весна уже, наконец-то перестану быть бледной».
Мужчина немного притормозил, посмотрел на меня с ужасом. Сказал: «Как перестанешь?».
Я ему сказала: «Ты знаешь, у меня кожа такая, я два раза весной по улице пройду и уже всё, загорела. Восточная кровь пробивается, никогда в жизни не сгорала».
Мужчина посмотрел на меня с ужасом ещё раз.
«Какой кошмар!», — сказал он.
У меня было такое веселое настроение в тот момент.
«Ну, вот, видишь, я тебе не нравлюсь. Ты не считаешь меня красивой. Волосы тебе нравятся рыжие, а я блондинка. Кожа тебе нравится белая, а ко мне загар липнет», — таким голосом сказала, что ясно-понятно, что шучу.
Мужчина (было видно) принял какое-то там решение и сказал мне:
«Да, но это же не важно».
Затормозила уже я. И переспросила, что, мол, значит «да».
Он снова (тяжело и медленно) сказал:
«Ну, слушай, я встречался с красивыми девушками. Что толку-то? Ну, вот она кукла просто. А ты же человек хороший. Пускай и внешне так себе».
На тот момент мы жили вместе полгода, кажется.
«Ты же можешь пользоваться кремом от загара, да и покраситься в рыжий можешь?», — вдруг спросил меня этот мужчина. — «Я люблю тебя и такой, но рыжей и с белой кожей был бы просто отвал башки».
«То есть, ты считаешь, что я не очень?», — уточнила я у мужчины.
«Ну, что ты всё перевираешь», — сказал он и потёр лоб.
Мы снова пошли в сторону кинотеатра не торопясь.
«Это же не важно! Важно то, какой ты человек. Вот одна красавица, просто безумно красивая женщина с голубыми глазами, бледной кожей и алыми волосами два года меня мучила, я вообще не знаю как выжил, а ты — добрая, ты мой идеал тоже. Как человек — идеал», — сказал мужчина.
И совершенно точно не понимал, в чём косяк.
И да, никогда не говорите так женщине, если вы не зовёте её «бро» или если не хотите однажды поужинать солянкой с ядом.
Конечно, никакого кино не было.
Ужина тоже.
Я даже не очень в курсе, где мужчина ночевал тогда.
Кстати, да, некоторые знакомые, кому рассказывала эту историю, всё же не поняли, почему я тогда не побежала за кремом от загара, а мужчина просто пошёл нахер.
А между тем, после того мужчины я познакомилась с другим мужчиной. Ему очень нравилась смуглая кожа, он говорил: «А не могла бы сходить ещё разок в солярий, ну, пару раз, и ещё пару».
Потом я познакомилась ещё с одним мужчиной. Он говорил: «Я так люблю брюнеток, тебе надо покраситься, прям в чёрный, иссиня чтобы, и я влюблюсь в тебя сразу же!».
Потом был мужчина, который говорил: «а ты не могла бы не ходить в этих ужасных ботинках, отвратительные ботинки, девочка должна носить каблуки, что это вообще».
Потом ещё был мужчина, который говорил, что не надо краситься, был такой, который говорил, что краситься надо прямо с утра, такой, которому нравились короткие стрижки и такой, который требовал, чтобы я отрастила косу.
Ещё были просто знакомые. Которым не нравились мои зеленые колготки, красная помада, духи, тени для век, манера что-то говорить или не говорить, те, кому не нравилось, что я вообще работаю и те, кому нравилось, что я работаю. Те, кто считал, что мне нужно перебороть себя и уехать на полгода в лес. Те, кто был уверен, что мне нужно срочно перебираться в Москву.
Куда делись все эти люди? Туда же, куда делся тот самый мужчина 14 февраля.
Один.
Был один единственный человек, который даже, когда я хотела побриться на лысо, говорил мне: «Даже тогда для меня ты будешь самой красивой и самой лучшей девочкой на свете». И ему нельзя было не верить.