«Бросьте эти бредни!..»

13428505_1103718313003808_6145856501591423117_n

Сергей Протасов в Paramount Picture Studios.

Трэвис Каланик (Uber): «Нужно делать то, что людям кажется глупым и неправильным» (спасибо «Секрету фирмы» за эту цитату).

Когда-то (ещё совсем недавно) я был на пресс-конференции в Газпроме, где серьёзные дяди в очень дорогих костюмах на вопрос о сланцевой революции брезгливо ухмылялись и цедили через губу, что прежде, чем спрашивать, журналистам нужно «учить матчасть». Ведь всем, мол, известно, что сланцевая технология это американский пиар-проект, и что до середины столетия никакой, даже самой минимальной конкуренции обычному газу сланцевый составить никак не сможет. Я, не будучи экспертом в области газодобычи, верил им на слово, но почему-то вспоминал своего школьного учителя физики, с цифрами в руках доказавшего на уроке, что полная телефонизация мира невозможна никогда – ибо во всем мире нету столько меди для проводов. И ещё я вспоминал батальонного особиста капитана Спиркина, по отечески нежно, но безрезультатно уговаривавшего меня – 19-летнего вольнодумца — вступить в КПСС и пойти в школу КГБ: «Иначе ты ведь даже за границу ни разу не попадёшь!». И вот сейчас я сижу на террасе своего калифорнийского дома, а передо мной на столе лежит мобильный телефон, и в холодные ночи мы согреваемся сланцевым газом, который давно уже дешевле добытого обычным путём.
О, сколько же раз я слышал эти высеченные в граните человеческих лбов слова: «Невозможно! Никогда не получится! Бросьте эти бредни! Это пустая трата времени!». И сколько раз потом корил себя за то, что считал их истиной.
Огромное большинство человечества путешествует в отцепленном вагоне своих предрассудков, принимая шевеление листьев за окном за свидетельство быстрой езды. Инерция покоя удерживает мысли «путешественника» где-то на уровне малого таза, и горячее чувство житейской правоты заливает его отёкшие члены. Я не против сидящих в вагоне. Мне нравится их гордая осанка и неприступный взгляд. Но по мне уж лучше пешком по шпалам, но только чтобы — движение.
Слово «жизнь» начинается с буквы, напоминающей одновременно перекрёсток дорог, взрыв и, как бы поизящнее,… анус. Юность это перекрёсток, на котором мы сами выбираем себе дорогу – кто-то бесстрашно идёт на шум и сполохи вдали, но большинство предпочитает двигаться вниз по тёплому кишечному тракту общепризнанной нормы – все быстрее и всё ближе к выходу. Выбор между движением в общей массе и одиночным то ли полётом, то ли падением (так до конца жизни и не узнаешь) это выбор между сфинксом и сфинктером. Между загадкой бытия и точной инструкцией, как стать частью его пищевой цепочки.
Мой молодой друг, разрабатывающий компьютерную программу для коррекции генетических отклонений, мечтает о включении у всего человечества гена любопытства. Я бы добавил сюда отключение гена страха (не знаю, правда, есть ли такой?). Если есть, то давно пора его найти и все силы мира бросить на то, что бы он, окаянный, срабатывал только тогда, когда нам действительно грозит серьёзная опасность. Ведь что толку стремиться к знаниям, если потом бояться их использовать?
Недавно один добрый человек поразил меня своей печалью. Серые волны грусти заливали его глаза изнутри. Талантливый и умный, он был один, вечно один, даже в самой развесёлой толпе. Он сказал мне, что не знает, кто он, потому что не чувствует принадлежности ни к одной национальности, ни к одной вере, ни даже к одному полу. Он сказал, что все, кого он знает, пытаются показать себя только с плохой стороны, и даже почему-то гордятся этим.
Я не знал ответов на его вопросы, но единственное, что пришло мне в голову, удивило меня самого: «Люди просто боятся быть хорошими». Да, это так. Мы оскорбляем, изменяем, крадём, сквернословим, предаём — потому что стесняемся выглядеть слабыми. Не подозревая, что именно этот вид страха отнимает у нас силу навсегда.
Герой всегда одиночка, трус выживает только среди себе подобных. Путешествующий в неподвижном вагоне проводит время в хорошей компании, в тепле и уюте своей добровольной летаргии. Он даже слышит, как стучат колеса на стыках рельс, и как проводник объявляет несуществующие остановки. Невидимая паутина опасений сковывает миллионы, она нежна и приятна на ощупь. И ещё она называется «здравый смысл».
Я к чему всё это – друзья мои, не пишите мне слов «Невозможно! Никогда не получится! Бросьте эти бредни! Это пустая трата времени! Глупая затея! Другие уже пытались!» и прочее. Я эти слова не вижу, они для меня не существуют, также, как отцепленный вагон с мертвецами, у которых гордая осанка и неприступный взгляд. Лучше (поезд ведь всё равно стоит на месте) прыгайте с подножки вниз. Даже это — уже движение. В конце концов, потом разберёмся, падаем мы с вами, или летим.