почёт был не просто «особый» — невиданный

0
695
 9

Разбираю московский архив:

Особняк Рябушинского на Малой Никитской. Построен Фёдором Шехтелем для эксцентричного купца, фрондёра и покровителя искусств Степана Рябушинского. После революции тот благоразумно эмигрировал в Милан, особняк изъяла советская власть.
Этот дом – та самая золотая клетка, в которую угодил буревестник революции, вернувшийся – в свою очередь – из Италии.

«…и свезли назавтра птицу без
особого почёта в помещение музея при «Архивах революций»:
отвели большую клетку, подписали норму корму и повесили плакатик:
» Буревестник. Тот, который»

Написавший эту злую пародию д’Актиль ошибся только в одном: почёт был не просто «особый» — невиданный. За бесперебойное функционирование всего этого хозяйства (помимо дома Рябушинского, Горькому выделили дачу в Горках и дом в крымском Тессели) отвечало хозуправление НКВД. Поставки продуктов осуществлялись по графе «без ограничений».
Впрочем, кто кому остался должен в результате этого альянса – еще неизвестно. Советская власть выжала из бренда «Горький» все до последней капли. Общий тираж его книг достиг астрономической цифры в сто миллионов.

И все-таки это была клетка.

Рассказ Ираклия Андроникова в изложении Бенедикта Сарнова:
« Непременно надо будет показать тебя Алексею Максимовичу. Порадовать старика. Да и для тебя тоже это будет не лишнее. И вот однажды, приехав ненадолго в Москву (он жил тогда в Ленинграде), Ираклий напомнил Алексею Николаевичу об этих его словах. Я, — сказал он, — пробуду тут еще целую неделю»
— Как ты сказал» Не-де-лю»! » захохотал рабоче-крестьянский граф.
— Да к нему оформление — не меньше месяца» О-хо-хо! Ты меня просто уморил»

 9