«А гарант делает вид, что ничего не происходит! Прекрасно!»

0
729
 12

Встретился с другом. Ровесником, который практически с начальной школы был (и до сих пор остаётся) для меня подспудным образцом человеческого достоинства. Человеком, отличающимся склонностью к размышлению и анализу вне конъюнктурных соблазнов. Способным, если угодно, встать над Историей, не отрываясь притом от собственно жизни в её актуальном приложении. Забавно, что мы с ним довольно сильно не совпадаем в политических взглядах. Хотя именно это обстоятельство послужило, выражаясь обновлённо-русски, драйвером или триггером диспута, конспективно излагаемого ниже.
– Ты же понимаешь, – говорил я, – что сажают уже за лайк и перепост. В Костромской, по-моему, области мужик получил два года строгого режима. Два года! Строгого!! Знаешь, за что? За то, что, как сказано в приговоре, он «в подвале дома публично исполнил песню экстремистского содержания». И на него донесли. И посадили. Круто, да? Публично исполнил в подвале. А другие сидят за одиночный пикет. Вышли с картонкой в руках на улицу.
– Ты помнишь, чем на Украине всё закончилось? – спросил меня друг.
– В смысле?
– Майдан. Восстание. Расстрелы. По сути, гражданская война.
– Она до сих пор не закончилась.
– Вот именно. А начиналось с чего? Студенты тихо-мирно сели на площадь.
– И сидели бы! Тихо-мирно. Но их начали гнать взашей и пиздить ногами.
– Я просто хочу сказать, что наше государство вынесло из этого урок. Из всего этого. Чтобы ты понимал. И склонно теперь пресекать малейшие поползновения в зародыше.
– Человека с картонкой?!
– Человека с картонкой. Государство защищается так, как считает нужным. Оно – в своём праве. Уверяю, ты не сможешь найти в мире государство-самоубийцу. Ни в наше время, ни когда-либо раньше.
Я, в предвкушении следующего поворота, потёр руки.
– А Конституция?
– Что Конституция?
– Человек с картонкой действует строго в рамках Конституции – и по букве, и по духу. Государство же глумительнейшим образом попирает Основной Закон. А гарант делает вид, что ничего не происходит! Прекрасно! Замечательно, не правда ли?
Мой собеседник глубоко вздохнул. Чувствовалось, что отвечать ему тяжело и неприятно, в силу того смысла, который имел ответ. Но других слов для меня у него не было.
– Я не спорю: есть государства, где Конституция – руководство к действию. И она исполняется, более или менее. Но есть и другие.
– Такие, как наше.
– Примерно. И там Конституция прописана в образе сверхзадачи. Некоего идеала, к которому нужно стремиться, но…
– Но которого никогда не достичь.
– Вот именно. У всех же по-разному. Уверен, существуют общества с «Конституцией» реально античеловеческой. И что нам теперь?.. В конце концов, всегда есть выбор. Ты можешь уехать, найти альтернативу. Или приспособиться. Есть разные способы.
Я с сомнением покачал головой.
– И что же выбрал ты?
– Я отношусь к происходящему как к погоде, – заявил мой друг.
– В смысле?
– А очень просто. Вот сейчас за окном минус тридцать. С точки зрения демократических норм, цивилизации и вообще, скажем так, красоты, человек имеет право выйти в гавайке, шортах и шлёпанцах на босу ногу. Но если ты сделаешь это здесь и сейчас, то насмерть замёрзнешь. Или, в лучшем случае, заболеешь по полной программе. Поэтому если есть нужда, пожалуйста: одевайся нормально и иди. А ещё лучше – сиди дома. Зима не вечна. Наступит за ней и лето, потом – снова зима, нравится кому-то или нет. Тут не удастся ничего изменить, пойми. В наших широтах всегда так было. И будет всегда.
– Это пораженчество, – уныло пробормотал я, догадываясь, что наш спор логически исчерпан.
– Скорее, здравый смысл, – сказал мой друг. – Просто здравый смысл…
Он налил себе ещё немного вина.