«Сократа отравили, а я тут причём?..»

Бабыра вдруг спросила сёдня меня:
— Как думаешь, что главное в жизни?
— Этого даже Сократ не знал (выкрутилась я)
— Это который философ?
— Ну типа тово.
— Счастливый был? (удивительно, Бабыру абстрактное вообще не интересует).
— Не очень. Односельчане проголосовали, чтобы он выпил яду.
— И он выпил?
— А что ему оставалось делать?
— Вот поэтому (внезапно сказала Бабыра) я всегда против этих общих собраний, где соседи голосуют. Они за такое проголосуют — чтобы всем яд выпить.
— Эт точно (сказала мама) За тыщу с лишним лет ничего не изменилось.
— Да им просто не надо давать голосовать (сказала Бабыра).
— Тогда председатель ЖЭКа постановит, что всем нужно выпить яду (сказала мама).
— И чё делать? (обескураженно спросила Бабыра). И так плохо, и эдак.
— Ничего (сказала мама) ждать Апокалипсиса.
— Тем более, что соседи за него уже проголосовали (сказала я). И вы, Бабыр, в том числе.
— Да я мимо просто шла (сказала Бабыра, опять разыгрывая идиотку). И мне говорят: иди, проголосуй. ну я и проголосовала.
— За Апокалипсис (безжалостно уточнила мама).
Бабыра вздохнула и засобиралась домой.

Кстати Бабыра (читайте предбайку) нажаловалась консьержке Рае, что я её обвинила в смерти Сократа.
Рая сказала:
— Я вообще не понимаю, что она говорит. Всех ругает. Даже Сталина. И Ленина ругала. А я вот их уважаю. А мать ей поддакивает. В следующий раз обвинит вас в смерти Сталина: она так странно рассуждает, ничего не поймешь.
— А я чёта расстроилась (сказала Бабыра). Сократа отравили, а я тут причём?
Рая (я представила, как, Бабыра мне рассказала сама этот диалог) бессмысленно улыбнулась:
— Но русские её писателем считают.
— Русские (гордо сказала Бабыра) сами себя не понимают потому что.