Мажорик, достаточно молодой, под тридцатник, «при делах»

0
861
 17

228

«Натуральный Табаков!» Случай в тюрьме
Или всё, – хе-хе, – по барабану

Под Новый год друган внезапно очутился – по глупости – на ИВС (изолятор временного содержания).
Для тех, кто не в курсе, объясню – это что-то типа СИЗО (следственного изолятора), только не для «уголовников», а для «суточников-административников». Кого закрыли на сутки, двое, трое. Максимум – на пятнадцать.
Нарушители общественного порядка, дебоширы. Проштрафившиеся водилы. Попавшиеся на «кирпиче», «двойной сплошной», «встречке», либо вовсе на «алкоголе». Бытовые наркоши, ожидающие суда. Просто бомжи-горемыки, забредшие на ИВС погреться. Особливо по декабрьскому морозцу.
Что значит «погреться»? – спросите вы. Объясню…

Есть люди…

Так вот, есть люди, которые воруют, к примеру, в магазине банку консервов, – но лямзят специально аляповато, явно – на виду и перед видеокамерой. Затем потешно пытаются оттуда убежать. В надежде, что никуда они не скроются. А будут пойманы доблестной охраной торговой точки и сданы в надёжные руки полиции. Нарочно. Для того чтобы 15 суток, выписанных за неудавшуюся кражу недорогого продукта, провести на сытной киче. В относительно тёплых условиях и с положняковым, – трёхразовым! – питанием. Тем более в период длительных зимних каникул, кои бомжам и бродягам пережить на улице отнюдь нелегко.
Но вернёмся к моему товарищу.
Который, скажем, был неправ при общении с представителями власти, наглухо закрывшись в чужом автомобиле. Причём будучи всего лишь пассажиром. Гордо отказавшись предъявить документы после вежливо обозначенного требования. К тому же попытавшись дерзить.
За то и загремел «по полной». Сей факт, кстати, лишний раз говорит об усилении контроля за неправомерными действиями граждан. Учитывая невероятные трагические ужасы последних дней.
Товарищу дали «пятнашку». И закончиться она должна была тридцатого декабря.
Приятель, слава богу, откинулся, вальяжно выйдя из заключения, – мысленно представляя музыкальный трек из «Крёстного отца». Наскоро попрощавшись с местной публикой, за душой не имеющей, как правило, даже дешёвой задрипанной «Примы». Вышел, насквозь пропитавшись специфически отстойным запахом.
Рассказав мне, за праздничным столом, один забавный случай из его короткого предновогоднего казуса.
Дело было так…

Дело

Посредине отсиженного срока (неделя), в камеру залетел интересный персонаж.
Под утро, после тяжёлого стального лязга за спиной, в прокуренной шестиметровой каморке нарисовался гладко выбритый, набриолиненный, при крутой причёске, на солидном костюме а-ля Брионии-Армани, в белоснежной, без галстука, рубахе – такой сверх-супермажор. Если не сказать круче: олигарх. С обличья, во всяком случае, хе-хе.
Паренёк достаточно молодой, под тридцатник. Но, по всему видать, «при делах». Т. е. в околотюремной жизни достаточно образованный. Да ещё и при связях.
Разбуженным бедолагам он поведал довольно банальную историю своей напасти.
…Как обычно, вдосталь набравшись вискаря и до утери пульса наплясавшись в элитном ночном клубе, «олигарх», шатаясь, выполз на улицу. Привычно, ничтоже сумняшеся, забрался в свою тачку. Завёл двигатель. Тут его менты и повязали! Тёпленьким. Так он оказался на ИВС. С приговором суда: 15 суток ареста.
Более того, по всему было заметно: в данную передрягу он попадает не впервой. Обыденно, за горячей чашечкой утренней баланды, вновь прибывший сообщил своим братанам-сокамерникам: мол, сегодня к вечеру он будет уже дома. Мол, париться в застенках под Новый год ну никак мажорику не пристало. Завершив короткое повествование наглой безалаберной распальцовкой: «А мне, в натуре, по барабану-на, пацаны!»
Ну-ну… – недоверчиво переглядывались сидельцы.

Ждать оставалось недолго

Ближе к обеду кто-то из сотоварищей, получивший за содействие пяток приличных сигарет, рьяно застучал алюминиевой миской по кормушке на «воротах» – типа срочно сюда контролёра, человеку плохо! Срочно-на!
Дежурные по ИВС подошли. Гаркнули в квадратную ряху: чего надо, твари? Нехотя открыли скрипучие двери, зайдя в камеру.
В этот момент мажорик, прямиком со второго яруса, штопором летит вниз. С треском бьётся головой об пол и театрально изображает судороги и сотрясение мозга.
«Скорую!» – с пеной у рта обречённо шепчет он. – «Натуральный Табаков», – восхищённо ахают дотошные зрители.
«Скорую» тут же вызывают. Упавшего арестанта увозят.
Далее действо происходит по накатанному сценарию.
В больнице, после тщательного медосмотра, – всё ж таки контингент ИВС! – человек письменно отказывается от медицинской помощи. Просто-напросто. И его, по действующему законодательству, отпускают восвояси. То есть домой. Подобным макаром «а-ля мажорик», как и обещал бедолагам-сидельцам, возвращается к наряженной, мигающей красными огнями ёлке. Не оттянув положенный срок.
Однако в удачном конце есть одно Но… Даже два.

Однако

Назначенный срок, по Закону, на «олигарха» всё равно как бы ляжет.
Вопрос упирается лишь в неповоротливость госмашины, в особенности на выходные дни. И в наличие высоких связей-отмазок.
Главное же в данной конкретной ситуации – вовремя «соскочить со шконаря», как говорится. А на свободе, при наличии определённых, административных опять-таки, рычагов, замылить Дело и закатать его в дальний, – затхлый от пыли ящик, – значительно проще.
Ну и второе…
Что-то бы надо уже делать с подобными мажориками, и не только. Которым «всё по барабану-на». Дабы напрочь отбить у них желание – «накидавшись в хлам» – садиться за руль.