Арт-объект

В общем позвонила с утра Оля и сказала что моя несобранность — это страшное дело.
— К примеру, ты с утра не можешь найти свои колготки. Опаздываешь. Злишься. Потом отвязываешься на людей в троллейбусе. Какой-нить мужик посылает тебя нах. Ты приходишь на деловую встречу и вместо дел рассказываешь деловому партнеру как тебя обматерили в троллейбусе.
— Тут уже партнер меня посылает нах?
— Типа тово. И больше не хочет иметь с тобой дела. Ты опять злишься опять садишься в троллейбус, опять кого-то троллишь, опять тебя посылают нах, приезжаешь домой, ругаешься с мамой, с соседями в лифте, с ЖЭКом, с соседом-ватником, который вызывает милицию и ночь ты проводишь среди наркоманов и проституток, гопников и прочих алкоголиков, твердя им о правах человека, а они в ответ мычат и просят ментов тебя отселить, потому что им по барабану права человека, а тетка уж больно нудная.
В общем (резюмирует Оля) вместо того чтобы провести выгодные переговоры нащот проекта, ты попадаешь в обезьянник — и всё потому, что ты несобранная и колготки у тебя почему-то лежат под диваном.
— Так мне же это в кайф: я потом рассказы пишу.
— Ну вот это да — рассказы у тебя получаются и слава Богу. Какой-то талант есть, какой-никакой. Войдешь в историю русской литературы как писатель-баечник, 15 томов баек напишешь.
— Жаль, у меня вдовы нет, чтобы она после моей смерти занималась бы моим наследием и рассказывала бы, куда я ходила скажем 5 февраля 2013 года — в кафе, в сортир, туды-сюды.
— Ну да: типа вот подъезд, в котором жила сама Диляра Тасбулатова, вот здесь она вытирала ноги об этот коврик, а вот здесь ее квартира-музей. А вот и её сортир, отныне сакральный.
А вот и колготки, которые так и лежат как арт-объект — старые застиранные колготки с дырками, которым мы обязаны ее великим наследием, полным ПСС баек (говорит экскурсовод)
Вот так…(говорит Оля задумчиво). Вот что потом получается из-за колготок. Хотя не уверена что та же Тэффи их теряла.
— Тогда чулки были с поясом. Потому и не теряла. А колготки бы точно потеряла бы.
— Ну хорошо, Диля, пошла я работать чего и тебе желаю (сказала Оля наставительно).