И путь её завален розами…

Оля утром позвонила и сказала что ей прислали счета ЖКХ якобы неоплаченные (а она все платила исправно) с угрозой сортир ей перекрыть (есть щас такие технологии).
— Все спецом (процедила Оля злобно) — чтобы погубить нас всех. Геноцид. Прочитает человек что ему какать больше некуда и умрет от ужаса.
— Хахаха
— Ничего смешного (произнесла Оля угрожающим тоном и я поняла что и мне щас достанется) Я знаю такие случаи.
Положила трубку и пошла выяснять куда ей с детьми в случае чего опорожняться.
Вечером звонит и весело рассказывает что долг-то, оказывается, всего 800 рублей (а не 35 тыщ) и что она была в конторе, где сидели граждане которым сортир перекрыли.
— Там был один дед, не ветеран, но близко к тому, сильно за 80, который сказал, что всю дорогу срал в очко и что ему городская квартира нахер не сдалась, и что он бабке говорил еще 30 лет назад, что типа вот увидишь, бабка, какую-нить заподляну кинут.
Не хотел из деревни уезжать (как он рассказал). И вот те здрассте (сказал дед всем присутствующим, у которых, как рассказывает Оля, был цвет лица геморройный — видно, они уже три дня не какали) — срать на дают! Это ж надо! На святое покусились!
— Было б чем (мрачно откликнулась бабка сидевшая в очереди). Бывало раньше, что и нечем, голод такой был…
— Так если есть чем, да некуда? — возразила другая бабка. — У ироды! (крикнула она куда-то в пространство).
Тут вышла работница этого ЖЭКа или как там его, в костюме а-ля Матвиенко, типа начальница.
Сладко улыбнувшись Оле, она сказала:
— Вы, деушка, идите: разберемся. И туалет вам не перекроем.
— А нам? — хором спросили две бабки и дед.
— А вам откроем, когда заплатите, — сказала Матвиенко веско, собравшись уже скрыться в своем кабинете.
И тут случилось непредвиденное (рассказывает Оля).
Дед громко сказал вслед Матвиенке:
— А я здесь срать буду! Причем прямо на пол! И ничего вы мне не сделаете! Все уборщицы у вас поувольняются! (дед сделал вид что расстегивает ширинку)
Матвиенко завизжала и тут же пришел мент.
Мент спросил деда:
-Ты че, дед, буянишь? Гляди, будешь фулиганить, мы разом тебя под микитки (сказал мент беззлобно)
— Да вот, сортир перекрыли на старости лет (печально сказал дед). Приходится ночи ждать — и до ветру.
— Порядок есть порядок (сказал мент как-то не очень уверенно)
— Хулиган! — жеманно завопила Матвиенко. — Хотел прямо здесь…ну это…
Менту стало неприятно — и не из-за деда, а из-за этой сволочи, и он пошел себе.
А дед, с ненавистью глядя на Матвиенку, сказал ей злобно:
— Сука ты, фашистское отродье. Чтоб тебе никогда не просраться!
Бабка тоже наподдала:
— Шоб тебе камнями срать, подлюка!
Матвиенко слегка покраснела, но тут же пришла в себя:
— Хамы, некультурные вы люди!
— Ну да, ты больно культурная: поди совсем не срешь или розами.
— Убить бы ее (сказал дед). Гляди, начальница, ходи ночами осторожнее!
Матвиенко позеленела и скрылась в своем дорогом кабинете (там такой евроремонт забабахали, говорит Оля — на себя денег не жалеют).
Такая вот история, товарищи — извините что не очень-то и смешная(((((