Чича

0
1307
 27

i

Аддис Гаджиев:

Яркое свечение огромного фасада известной некогда «фирменной гостиницы для иностранцев с космическим названием», озаряло все близлежащие здания, включая вереницу, примостившихся у входа,такси.

Душная летняя ночь липким потом обволакивала редких прохожих.

Автомобили сгрудились у светофора, ожидая своей очереди продолжить путь. Стоявший на обочине мужчина, воспользовавшись этим, зачем-то просунул свою голову в раскрытое окно одной из машин…

Чича.

Он практически не изменился, все такое же простовато-обаятельное лицо, с отсутствием интеллекта, как и 30 лет назад.

Сидевший за рулем, сразу его узнал.

Чича, так звали мужчину, просунувшего в опущенное стекло авто лицо лошадиной формы с мясистыми губами и крупными передними зубами, попросил прикурить.

Он не узнал водителя, хотя провел с ним бок о бок несколько лет жизни в общей коммунальной квартире.

В свою очередь мужчина, управлявший машиной, был настолько удивлен встрече, что не нашёлся, что сказать в ответ.

Лишь что-то невнятное вымолвив, он протянул серебряный “ронсон”, щёлкнув зажигалкой.

Щелчок замка прозвучал словно выстрел в тишине парадной.

 

…Стройный юноша, одетый в тёмно синий спортивный костюм ,в шлёпанцах и порожним мусорным ведром в руке, не спеша поднимался по лестнице пятиэтажного хрущевского дома.

Уже на четвёртом,задрав голову, он увидел над собой сына, белобрысого мальчугана лет шести, в белых носках без какой-либо обуви, в оранжевых шортах и ярко зеленной футболке.

Даже не так, он вначале услышал сопение похожее на плач, затем испуганные глаза и глупую улыбку.

Стало ясно, мальчик выбежал встретить отца, входная дверь захлопнулась сквозняком, в запертой квартире никого нет, ключей от замка тоже, когда кто-то придёт неясно.

Ни инструментов, ни какого-либо ножичка ничего нет и соседи на звонки в дверь тоже не открывают, время было такое, когда в одночасье все рухнуло и вновь стало возводиться.

 

…Ни работы, ни предложений, ни перспектив у мужчины и его супруги не было.

Оба — из мира искусства.

Жена в данный момент как раз была на вещевом рынке, где почти всё население страны торговало, кто чем мог.

А торговала она детскими костюмчиками, которые привозил из челночных поездок, тот самый человек с симпатичным лошадиным лицом .

Он был соседом по коммуналке, работал официантом в валютном баре в известной на всю столицу той самой “фирменной гостинице” и челночил.

В принципе он был неплохой малый, не жадный и простой.

Вечерами, возвращаясь с работы на своем вишневом авто модной модели отечественной промышленности, он всегда приносил какие-то остатки со столов.

Нет-нет не подумайте, это не объедки, а именно нетронутое или скажем так «недовыставленное», сами понимаете.

И называл он их ласково “ошурки”.

Особенно этого бывало много после банкетов и свадеб.

Ну вы помните как говорила героиня в фильме про вокзал, так вот это был тот случай.

И все обитатели квартиры были очень рады приходу этого товарища и все садились за стол общий, жильцы всех комнат.

…В машине, остановившемся на светофоре, сидел высокий и упитанный господин, одетый просто, но со вкусом и в дорогие вещи.

Трехдневная седая щетина благородно отсвечивала бликом навигации авто.

Несмотря на поздний вечер, на наголо бритой голове красовались очки солнцезащитные, такие в яркой оранжевой оправе с синими стеклами.

Хит сезона.

Мужчина, просивший закурить, это знал, слышал про это.

К нему иногда в машину садились такие, он занимался частным извозом и презрительно их именовал «фирмачками».

От таких всегда тянуло изысканным парфюмом, вишнёвым ароматом вкусного табака и, на его взгляд, бездельем.

Получив прикурить, он осклабился во все пожелтевшие и поредевшие 33 зуба и пожелал счастливого пути.

Он долго смотрел вслед удалявшемуся дорогому автомобилю, думая о чем то своём, тяжело выдохнув кольцо табачного дыма вслед.

Сев в свою «ржавенькую» вишнёвую девятку советского ещё автопрома, он сделал погромче радио.

Известный исполнитель затянул про рюмку водки на столе…

…Пузатые, рюмочки, приятно звякнули.

Настоящие хрустальные, пожалуй единственная дорогая вещь которой они с женой обладали на тот момент.

Несмотря на крайнюю скромность доходов, они были гостеприимны, за прошедшие три года кто только не побывал у них в крохотной комнатке в гостях из мира искусства.

Веселье нескончаемое, под утро переходило в диспуты о вечном и философском.

Светловолосый мальчуган лет шести, неловко захлопнувший дверь, также находился здесь, ему были интересны взрослые громко говорящие, спорящие, употребляющие умные и не очень слова, цитировавшие разных писателей и читающие на память стихи.

В дальнейшем всё это повлияло на выбор его профессии.

Вот и сейчас собравшаяся за импровизированным столом компания праздновала встречу нового года.

Судак, купленный по случае у торговки у подземного перехода прямо с грязной картонной коробки был запечён .

Майонез, взбитый с помощью электродрели, на конец которой была привязана чайная ложка, украшал судака надписью в тему.

Обладатель запоминающегося лица так же присутствовал здесь и внёс свою посильную лепту в формирование праздничного стола.

Камчатские крабы и сахалинская икра кеты украшали стол именно благодаря его усилиям.

Точнее они, крабы и икра, были выменяны им на живописный портрет авторства хозяина комнаты, на котором обладатель физиономии был представлен в золочёном камзоле со шпагой в руке и лихой мушкетёрской шляпе.

…Автомобиль уже далеко отъехал от места встречи с «прошлым».

И мужчине показалось на миг, что ничего-то и не изменилось, и надо ехать в общежитие, мимо которого он только сейчас проследовал.

Горели окна комнаты на этаже, где он проживал раньше.

На секунду остановившись у трамвайной остановки, он попытался разглядеть фигуру в световом проеме.

Сидевший на широком подоконнике, распахнутого настежь окна, стройный молодой человек в тёмно-синем спортивном костюме мог наблюдать притормозивший одинокий внедорожник у остановки общественного транспорта.

Время было позднее.

Он почувствовал чей-то любопытный взгляд из-за тонированного стекла автомобиля.

…У студента-художника не шла работа, он никак не мог докончить живописный портрет молодого человека в золочёном камзоле со шпагой в руке и в лихой мушкетерской шляпе, закреплённый на металлической треноге-мольберте.

Решив отвлечься, он сел у окна, созерцая красоту ночного города.

Он был юн и полон планов, в глазах отражалось сияние рекламных надписей и «билбордов».

Ярко светящийся фасад некогда популярной гостиницы с космическим названием, виднеющийся поблизости, по-прежнему облучал своим люминесцентным сиянием округу и стоящие тут же автомобили частных извозчиков.

Чича мирно дремал за рулём своей старенькой «девятки» в ожидании очередного пассажира.

Во сне мужчина в спортивном костюме и лихой мушкетерской шляпе, высунувшись из окна проезжающего трамвая, протягивал ему пузатую рюмку…

Аддис Гаджиев/Москва/22.08.2016

Редакция Джангира Гусейнова.