Жан Жене: «Поганая книжонка, она мне опротивела!»

0
580
 5

Читая испещренное опечатками АСТовское издание «Богоматери цветов», в очередной раз подумал, что стоит только вспомнить пьесы Жене, и его проза начинает восприниматься совершенно иначе: на первый план сразу выходит театральность. Все эти бесконечные воровские клички; влюбленности и предательства; почти кафкианские служанки, свешивающиеся из кухонных окон, пытаясь расслышать приговор подсудимому – все оказывается стремлением любыми способами не останавливать игры, подлинность которой ищется в безмерном притворстве и симуляции, как в «Балконе» и «Служанках». «За один вечер она, казалось примеряла по четыре-пять масок»; «что последует дальше, все это вранье, и никто не собирался принимать это за чистую монету»; «Дивин пытается отыскать исчезнувшего Альберто, она хочет изобразить его сама, своим собственным ртом нарисовать его улыбку»; «это такое лучезарно-чистое лицо, что в голову сразу же приходит мысль – приходит кому угодно: оно фальшивое, так не бывает, этот ангел наверняка двуличен»; «у Нотр-Дам появилось предчувствие, что все заседание окажется цирковым трюком и вечером голову отрубят не ему, а его отражению в зеркале». Кстати, завершая этот роман, сам Жене писал: «поганая книжонка, она мне опротивела». Ну и фотография, чтобы эта подборка цитат читалась еще занимательнее.

 5