И тут — бац! — жезтырнак

4
Диас Медеушеев:

(Алма-Ата, Казахстан)

Quest 7. Мистическое

Весенняя степь днём — прекрасна, притягательна, но несколько прозаична. Как полностью обнаженная женщина. (Здесь не имеется в виду тот случай, когда вы подглядываете за женщиной через щелочку в душе. Там интригует ситуация и перспектива разоблачения, а не само зрелище).

А вот степь ночью — совсем иная. Она — таинственна, будоражит воображение и пугает. За жалким кругом освещенного ближним светом джипа пространства — непроницаемо-чёрный безбрежный космос. И хотя днём в этом космосе ты не обнаруживал ничего хоть сколь-нибудь опасного, ночью в нём мерещится всякое.

Видимо, именно ночной порой рождаются казахские сказки, которые лучше не читать впечатлительным детям. Об албасты, жезтырнаках и прочих милых созданиях фантазии кочевника.

Не знаю как у кого (и даже не знаю есть ли он теперь), но в детстве у меня был трёхтомник «Казахские народные сказки». Если бы в детстве я имел винчестер, то читал бы их, не выпуская его из рук. Жаль не было.

Поздним вечером мы с Бахой поехали от места привала на трассу. По мелким делам, прикупить кое-чего, сделать кое-что. У джипа работает только ближний свет и бьёт метров на 20. Ночь безлунная.

За руль сел опытный степной навигатор, по совместительству командор перекочёвки и квестодатель. Баха, проще говоря. Прозорливо прищурив и без того прозорливые глаза, загорелой дланью он указал направление движения и веско молвил: «Поехали».

Ваш покорный слуга кротко заметил, что неплохо было бы взять гораздо правее, чтобы выйти к грейдеру и перевалить по нему глубокую балку. Проделав ровно тот путь, которым мы добрались до стоянки.

Но командор решительно отмёл это предложение, резонно указав, что он ориентируется в степи лучше, чем у себя в кармане. Тут следует отметить, что последующие события показали — в карман к себе он заглядывает редко. Чуть реже чем никогда.

Примерно через полтора-два часа езды даже самому навигатору стало ясно, что мы сбились с пути. Грейдер всё никак не хотел появляться в свете подслеповатых фар. Впрочем, то что мы сбились, было очевидно уже через полчаса. Но командор применял сильную магию, телепортирующую грейдер прямо нам под колёса. Он шептал заклинание: «Вот щас, вот прямо щас, вот-вот».

Колдунство не сработало. Магнитные бури тому причиной, или цветение степной травы — науке неведомо. Предложение автора использовать gps-навигатор было благосклонно принято навигатором. После недолгих получасовых колебаний.

Безжалостный прибор с неумолимой корейской точностью показал, что мы отклонились от цели километров на 70. И что нам теперь легче выйти на трассу в ближайшем месте, сделать поворот на 180 градусов и ехать назад.

Так мы и поступили, успешно добравшись до цели поездки с опозданием часа на три. Но то, о чём я собственно хотел поведать имело место между командорским «Поехали» и показаниями корейского навигатора.

Кто-то может посчитать, что степь пуста и безжизненна, но это не так. Во время езды свет фар постоянно выхватывает перебегающую дорогу живность: лисиц, сурков и прочих представителей фауны Приишимья. В непроглядном мраке загадочно светятся чьи-то глаза, мелькают смутные тени.

Степь полна загадочной жизни. Через какое-то время начинает казаться, что кто-то наблюдает за тобой из степи. Не факт, что безразлично. И тут из глубин памяти всплывает зафиксированный с детства в подкорке жезтырнак. Высокая, сутулая фигура, одетая в лохмотья, из-под рукавов которых выглядывают зловещие медно-красные пальцы рук.

Так и кажется, что прямо сейчас из зарослей камыша на скудно освещенную фарами дорогу шагнёт жуткая нежить, блеснув мертвенно-зелёными глазами…

Хорошо, что я не напился перед дорогой чая, а предусмотрительный командор и вовсе был в памперсах.

 6