«И секс, который, как оказалось, был, но где-то прятался…»

1108

Мой отец родился в 1926 и умер в 1983. То есть родился, жил и умер при советской власти. Plusquamperfekt.

Всё-таки мы пожили — и тебе весь Солженицын на книжных развалах, и колбаса без очереди, и заграница без куратора, и возможность выбора.

И «Московские новости», и «Огонёк», и «Взгляд». И опьяняющее чувство перемен, когда нам тогда показалось в 1991 году.

И почти суд над КПСС.

И рок-концерты прямо на стадионах.

И вежливость в частной поликлинике.

И секс, который, как оказалось, был, но где-то прятался.

И свобода слова, и ощущение, что от тебя что-то зависит.

Лично я вот этому всему очень благодарна. Как та одинокая женщина, у которой в далёком 80-м было единственное яркое приключение в Геленджике по профсоюзной путёвке. А потом вернулась в свой унылый женский коллектив районной библиотеки.

Наступает эпоха вечных старцев, партийной дисциплины, голодного, благодарного народа. Надо запасаться жвачкой и джинсами и вступать в профсоюз. Поеду в Геленджик.